О проекте ХайВей

Публикуйте на ХайВей свои статьи, фото, видео.

Получайте рецензии и комментарии от сообщества ХайВей на свои публикации.

Зарабатывайте деньги на публикациях.

Общайтесь с интересными людьми.

int(1544778915)

Культура  15 мая 2018 12:30:49

АЛЕКСЕЙ ГУСАК: Интервью с Александром Афанасьевым

 img-1

Александр Афанасьев: "Я пытаюсь рисовать свои песни"

Источник:  http://stolica-ua.com/2018/02/aleksandr-afanasev-ya-pytayus-risovat-svoi-pesni/

«Столице» посчастливилось побывать в гостях у замечательного киевского певца, поэта, композитора, писателя и телережиссера Александра Афанасьева.

Побывать в гостях у настоящего поэта, согласитесь, доводится не каждый день. В его квартире даже время течет по-другому, а по комнатам, словно привидения, бродят, шелестя невидимыми одеждами, герои песен, стихов и рассказов. Итак, вдалеке хлопают крыльями нездешние птицы, на часах бьет полночь, а из динамика доносится глубокий голос хозяина, исполняющего пропитанную запахом дождя песню под названием «Однажды» … Сцена готова! Свет в студию! Встречайте: Александр Афанасьев!  

 

 Отказ в признании, как безотказный стимул

— Когда тебя потянуло сочинять стихи?
— К тому времени, когда я возомнил себя поэтом, (лет этак в 15), я уже немного страдал «звёздной болезнью»: пел в Хоре Радио и Телевидения Украины солистом младшей группы, выступал в Филармонии и Консе на авторских вечерах детских композиторов, подавал большие надежды как виолончелист, и даже показывался по ящику… Словом, в тот факт, что во мне якобы открылся ещё один талант, я уверовал сразу и легко (смеётся).
Вообще, я всегда много читал. Как прозу, так и стихи. В то время, как мои сверстники играли в футбол или т.п., я или таскал на занятия виолончель, или погружался в содержимое двух маминых тетрадок со стихами. Она выписывала Лучших. Так я познакомился с прекрасной лирикой Асадова. Конечно, в списке предпочтений были и Пушкин, Лермонтов, и Тютчев, и  Шекспир…
Я пытался что-то кропать им всем в подражание. И считал, что получалось неплохо. Основание было весомым: одноклассницам нравилось… Когда набралось несколько десятков «шедевров», я задумался о признании. И  отправил свою писанину во все тогдашние крупные союзные издания: «Смена», «Студенческий меридиан», «Ровесник», …, даже в «Работницу»… И с олимпийским спокойствием стал ждать результатов, чувствуя, что уже в полушаге от всемирной славы.


— Каковы были результаты?
— В течение 2-х недель мне ответили все 20-25 журналов и газет, куда я «стучался». Правда, их ответы меня потрясли не так, как я надеялся. Большинство отказало в признании сухим и официальным языком на конторских бланках. Как обычно. Но нашлись трое редакторов, которые позволили себе выпустить пар и раздражение моими поэтическими опусами лично, и честно, не пожалев время, собственными словами написали всё, что они думают о пятнадцатилетнем «гении» из Киева. Помню один убийственный фрагмент: «Молодой человек! Вы так же далеки от литературы, как и от здравого смысла! Не поленитесь прочитать классиков. Посмотрите, КАК выражают свои чувства они. Потом перечитайте себя. И Вы сразу же поймёте: Вам не стоит и даже категорически запрещается писать! Не пишите! Читайте! В конце концов, это тоже — дар!».


— Как ты пережил такой удар наотмашь!
— Неделю, наверное, пребывал в глубочайшей депрессии. Уныло перебирал конверты с отказами, жалел себя и ненавидел весь мир. Потом аккуратно повесил все отзывы на стену своей комнаты напротив кровати. В окружении аморальных картинок из «Плейбоя»…

— Это можно назвать периодом мазохизма?
— Без сомнений! Каждое утро я начинал со взгляда на стену с отказами. Это придавало злости. Я стал методично изучать стихосложение, пытаясь понять, как люди пишут, в чём секрет. На протяжении трёх лет я никому свои достижения не показывал. Молча, учился на классиках. Сидел и считал гласные в строках… Ведь в стихах обязательна математика и чувство ритма. А отказы висели на стене, желтея от никотина и времени, пока в студенческой газете моего вуза не появилась, наконец, моя первая поэтическая публикация. Вот это и было начало.


 — Кажется, ты благодарен редакторам, поставившим тогда крест на тебе, как на поэте?

— Точно! Никакой обиды, только благодарность.
Если бы меня тогда, в 15 лет, напечатала бы хоть одна газета, вряд ли я вообще что-то продолжил писать. Мои первые произведения были откровенным, вопиющим кошмаром… Они и сейчас порой далеки от совершенства (смеется). И Чистым поэтом, именно Поэтом я никогда не был. Я — поэт-песенник. Характер, настроение, ритм будущего текста диктуют мне уже готовые мелодии, (или же отдельные фразы рождаются вместе с аккордами).

Знаешь, многие из нас проходят этот возрастной этап, многие пробуют себя, например, в поэзии. Чтобы потом легко забросить и переключиться на что-то иное. Вот и я бы тоже забросил стихи, как радиокружок или секцию бокса. Наверное,.. Если бы меня вдруг не пнули и не распяли. А гордость и упрямство – это не всегда плохие попутчики.

—  В 2003-м году в издательстве «Нора-Друк» вышла твоя книга рассказов «Однажды».  Сейчас ты продолжаешь писать прозу?
— Да,  потихоньку пишу. То ли роман, то ли сценарий фильма, сам пока не понял.

 img-2

Творчество по обе стороны баррикад 

— Кстати, о фильмах и ТВ. У тебя за плечами работа на «Интере», ТРК «Киев», создание собственных телепрограмм. Как это сочетается с музыкой и стихами?
— Иногда сочетается. В 1996-ом вместе с оператором Михаилом Лебедевым я снял три клипа на свои песни. Выступил там и режиссером, и продюсером. При отсутствии особых связей, опыта и денег клипы удалось очень неплохо раскрутить на всю страну.  Практически по всем каналам. В этом огромная заслуга, конечно, была и моих друзей, и Лебедева, но в первую очередь, партнёра по проекту, —  Тамары Ватажко.   

— В клипах «Немой поэт» и «За чертой» вы с ней снимались вместе?
— Да, тогдашний проект «Наваждение» был  вообще нашим совместным детищем. Как успехом, так и остановкой на распутье с непониманием, что делать дальше. О концертно-гастрольной деятельности мы тогда ничего не знали, нужных людей не нашли…. И потому в развитии замерли.  А в это время мне как раз предложили работу музыкального редактора на «Интере». И я согласился.

— Чтобы из человека, который приносит на канал клипы, стать человеком, к которому другие приходят с клипами, а он ставит их в эфир?
— Именно,  я оказался по ту сторону баррикад. И мне это быстро наскучило. Хотелось большей свободы. Хотелось своих авторских программ. Я уже умел самостоятельно монтировать, создавать спецэффекты, разве что сам за камеру не брался…  Поэтому и появилась спустя пару лет совместная с Анной Ясной программа «Реальное чудо» на 5-ом канале о медицине. Затем много рекламных роликов, телефильмов. А потом наступили нервные будни главного режиссёра на ТРК «Киев».   

 
— И в эфире появился «Мир кино с Ольгой Сумской»?

— Этот проект  в первую очередь родился благодаря Тамаре Беляковой. Её журналистскому таланту, фантазии и десятилетнему опыту работы на «Интере».  Она стала шеф-редактором и душой проекта. И вообще команда подобралась у нас отличная. А Оля Сумская – это просто мега-умница и труженица, с которой работать оказалось комфортно и легко.  А вот то, что программа «Мир кино» по качеству за всю историю ТРК «Киев» была и осталась пока самой яркой, — пожалуй, да, — в этом моя заслуга.    
Тогда же появилось и еженедельное ток-шоу «Резус-конфликт» (шеф-редактор Екатерина Поповская).  И «Четверта влада» с Дмитрием Корчинским.  И многое другое…

— А тебе удавалось писать песни в это время?

— Ни одной песни. Ни одного стихотворения за полтора года. Это было самое нервное и сумасшедшее время, зато и огромный опыт. Как в телевизионном плане, так и в человеческом.  Например, как работать в бреду, или как выживать при постоянных форс-мажорах. 

Форс-мажор, как катализатор вдохновения

— Поговорим немного собственно о поэзии. Поэт как-то соприкасается с иной реальностью?

— Я не верю людям, которые говорят, что писать стихи, в частности тексты для песен это трудно. На самом деле, погружаясь в этот процесс, ты должен быть счастлив, потому, что стихи выходят изнутри легко и быстро. Конечно, можно годами искать одну рифму или строчку, но обычно все происходит очень динамично. Это удовольствие, а не тяжелый изнурительный труд. Ты всего лишь дешифровщик того, что тебе посылается из иных сфер. И твоя задача, как поэта, — проста: услышать и правильно записать послание. А если чего-то не расслышал – додумать. Это чушь, что стихи пишутся только благодаря вдохновению. Когда-то я наивно верил, что могу писать песни только под лампой с желтым абажуром у себя на кухне. Казалось, нужна обязательно черная ручка и тетрадка в клеточку. Ерунда…
Когда у моей бабушки случился инсульт и мне срочно нужны были деньги, чтобы перевести ее в нормальную палату, стояла  задача написать три песни, и со мной сразу должны были расплатиться. В итоге я написал три вещи, которые и по сей день считаю одними из самых удачных, при чем в этот момент, сам понимаешь, было не до лампы и прочих сантиментов. Это белогвардейский цикл – огромная веха в моем творчестве. Да, творческим людям нужны форс-мажоры. Зачастую, только в критической ситуации мы можем хорошо и искренне написать. Причем, если форс-мажора по-жизни нет, то умный автор его сам себе устроит.


— Большинство песен у тебя с сюжетом. Почерк?
—  Мне нравится, когда рассказана история. История, вроде бы пережитая только тобой, но фрагментарно понятная и близкая абсолютному большинству окружающих. Мне нужно, чтобы песни были похожи на слайдовые картинки: чтобы их увидеть, не обязательно смотреть клипы на эти композиции. Я пытаюсь рисовать свои песни словами. И разрисовывать.  

— В поэзии всегда существует элемент мистики…
— У меня был довольно долгий период мистицизма в творчестве и песня «Наваждение» 1996-го года —  как раз оттуда.  Чёрный китель, свечи, полночь…. Слава Богу, это всё уже пережито в молодости. Сегодня я научился писать важные вещи простыми словами. Избегая в текстах излишнего пафоса или надуманной сложности. В этом отношении я невольно равняюсь на тексты  Игоря Талькова или Александра Розенбаума. Тех, чьё творчество я искренно люблю и уважаю.


— Твоя композиция «Тот, кто идет вслед за солнцем» не была ли навеяна творчеством незабвенных The Beatles, у которых был хит с похожим названием?

— Нет, битлы тут совсем не причем. Эту вещь мы сделали совместно с Серго Чантурией. Когда-то я приехал на студию звукозаписи и там сидел Серго, выступавший в качестве композитора одной молодой певицы. Он попросил, мол, Саша, нужно срочно написать текст к песне. Я отвечаю, давай музыку, и я тебе дня через три напишу….  А он, — нет, певица приедет в шесть часов на студию и ей уже надо что-то петь! Сегодня! А было где-то уже два часа дня. В итоге он меня уговорил. Студия находилась в каком-то НИИ. Я сел на стул в коридоре мрачного холла и стал писать текст на музыку, которую слышал всего несколько раз. Пришла уборщица, посмотрела на меня, ссутулившегося над листиками, злорадно хмыкнула и выключила свет. И я пошел вслед за солнцем, написав эту песню где-то возле туалета. Так и родился припев, мол, я иду вслед за солнцем! И главное, — место написания никоим образом не сказалось на качестве текста. До сих пор вспоминаю этот случай с улыбкой.  

Парадоксы судьбы    

— Когда ты познакомился с Ириной Сказиной?
—  Это было в 1999 году. Поначалу я предложил ей несколько песен, которые писал для себя. Понравились. Я изменил местоимения с мужского на женский в песнях «Его губы пахнут манго» и «Обними меня». На самом деле, это было не страшно для песен. Ведь когда пишешь искренно о самом главном, стираются противоречивые грани между Мужским и Женским, текст всё равно остается, понятен и близок обоим полам….
Ира выпустила целый альбом под одноименным названием «Его губы пахнут манго», состоявший из десяти моих композиций. Позже я написал для неё еще 30 песен. Получил как автор три награды от фестиваля «Шлягер Года» в 1999-м, в 2000-м и в 2001-ом годах.  Вообще, я обожаю Иру. И как Певицу, и как Личность. И мне нравится быть её автором. Это — удовольствие.

Но, к сожалению, часто песни становятся заложниками или жертвами в отношениях между исполнителем и продюсером. Так случилось и с большей частью моих работ для Сказиной. Они были куплены её продюсером, Владимиром Орловым. И после того, как певица и продюсер расстались в силу ряда обстоятельств, Орлов наложил категорический запрет на исполнение моих песен Ирой. Таких «зависших» в пустоте песен, которые ещё не дошли до своего слушателя в исполнении Сказиной около 20-ти. Ещё две песни, купленные тем же продюсером для певицы Натальи Волковой, постигла та же участь безмолвия. Но я не отчаиваюсь. Однажды люди их обязательно услышат.

— Что происходит сегодня? Кому ещё пишешь?
— Сегодня я никому свои песни не предлагаю. Кто знает, тот знает. Сейчас я записываю альбом Тамары Ватажко. А аранжировщик все тот же, — любимый и талантливый Валерий Тишлер.  Я верю в успех песен этого альбома. Верю в Тамару. Она особенная.
Что ещё важно, — в прошлом году я начал доделывать свой собственный альбом. Хочешь узнать, почему Афанасьев нынче снова решил запеть сам? Меня достали так называемые лжеавторы, а точнее плагиатчики.

Омар Хаям или баллада о подмене     

— О ком идет речь?
— Дело в том, что все мои песни, естественно, зарегистрированы в агентстве по авторским правам.  И всё же я не разрешал близким и друзьям выкладывать стихи и записи без моего согласия в Интернете.  Но, увы, один товарищ не удержался, и в 2008-ом в соцсетях выдал несколько моих стихотворений каким-то барышням, производя впечатление. Он не делал этого из злого умысла, я понимаю. Он просто не подумал о последствиях. Среди текстов песен была и «Подари мне, Бог, эту женщину».

— Он подписал, что автор – ты?
— Да, но девочки, делясь в сети, по-видимому, забыли о таких мелочах, и стихотворение ушло от них уже без авторства. И с ошибками. Оно было опубликовано на рекордном количество ресурсов, в том числе на сайтах знакомств, на сайтах, связанных с религией,  даже на форумах, куда пишут заключенные… Какой-то человек догадался вставить это стихотворение на сайте «Стихи. ру» в некий тематический сборник «Дух Хаяма». Откуда позже московская писательница Юлия Шилова, даже не разобравшись, собственно Хаям это или нет, в 2009-ом году скопировала мое стихотворение в свой роман за подписью… Омар Хаям. Стихотворение опять появилось в соцсетях, но уже в качестве творения великого Хаяма. Честно говоря, я воспринял эту ситуацию с юмором. И не рассматривал в ответ какие-то судебные войны. Даже поднимал порой трубку телефона, произнося: «Хайям слушает!».
Но когда в 2013-ом году поющий депутат московской гордумы Андрей Ковалев  пооткусывал рифмы, украл идею и выпустил свою версию под тем же названием «Подари мне, Господь, эту женщину», я действительно взбесился и позвонил давним друзьям-музыкантам.  «Всё, работаем! Хватит писать в стол!».  И сейчас я завершаю работу над альбомом, со старыми и новыми вещами.  Часть уже можно послушать на моей странице в ФэйсБуке. Приглашаю.


P.S. Во избежание разночтений приводим оригинальный текст песни «Подари мне, Бог, эту женщину»

Подари мне, Бог,
Эту женщину,
И не дай никогда ей опомниться.
Я за каждый вздох,
С нею скрещенный,
Заплатил тебе больше, чем сторицей.
Одолжи мне, Бог,
Её горести,
Если станут они неизбежностью,
Чтобы мог финал 
Её повести
Я украсить заботой и нежностью.
Укажи мне, Господь,
Грусти трещины
На душе её слишком доверчивой.
Я люблю, я хочу
Эту женщину.
Вот и всё, — больше мне просить нечего….
Помоги мне, Бог,
Стать единственным,
Пусть не первым, но Лучшим и стоящим
Её нежных губ,
Глаз таинственных,
Поцелуев её, как сокровища.
Подскажи ей, Бог,
Что я – суженный,
Её брат, её муж, её копия.
Не случайный друг,
Не отдушина,
Не ночей одиноких утопия….
Укажи мне, Господь,
Грусти трещины
На душе её слишком доверчивой.
Я люблю, я хочу
Эту женщину.
Вот и всё, — больше мне просить нечего….
Я давно мог стать,
Без сомнения,
Настоящим отцом её дочери….
Дай хоть сил нам ждать,
Дай терпения!
Ведь длинна к тебе, Господи, очередь….
Я смогу исцелить
Грусти трещины
На душе её слишком доверчивой.
Подари мне, Господь,
Мою женщину!
Вот и всё, — больше мне просить нечего!



             

 

 

 

Количество просмотров: 895
Отредактировано: 15-05-2018 [12:34]
delete
Алексей Гусак
Алексей Гусак, свободный журналист "ХайВей"

Теги

Для того, чтобы оценить статью, Вас необходимо войти в систему
Право оценивать рецензии на ХайВей можно получить от редакции сайта по рекомендации одного из журналистов ХайВей
Рекомендаций: +0
Всего комментариев: 0, Всего рецензий: 0
Укажите свой e-mail адрес, если Вы хотите получать комментарии к этому материалу
Подписаться

Для того, чтобы опубликовать сообщение в этой теме, Вам нужно ввойти в систему.

Рецензии

Комментарии

Live

9 мин. назад

Чачанидзе Владимир публикует статью Две разности жизни.

11 час. назад

Вікторія Івченко публикует статью ПРО ТОМОС І ЗРАДУ

11 час. назад

ivp_paster рекомендует материал Іван Владика – проповідник. Він знає, як важливо говорити із Нацією. Як нелегко вибачати та бути вибаченим...

11 час. назад

ivp_paster пишет рецензию на публикацию Іван Владика – проповідник. Він знає, як важливо говорити із Нацією. Як нелегко вибачати та бути вибаченим...

11 час. назад

Валерий Иванович Александрович публикует статью Блокпосты наизнанку.

15 час. назад

Алекс Скиталец удаляет комментарий к материалу Поразмышлял о "томосе" в письме другу Сергею Лебедеву от Алекс Скиталец

...

16 час. назад

Petro Boriwiter рекомендует материал Іван Владика – проповідник. Він знає, як важливо говорити із Нацією. Як нелегко вибачати та бути вибаченим...

18 час. назад

Наша Версия публикует статью Іван Владика – проповідник. Він знає, як важливо говорити із Нацією. Як нелегко вибачати та бути вибаченим...

23 час. назад

ABC публикует статью Дьявол остался незамеченным

23 час. назад

Харламов Виктор Георгиевич публикует статью София Киевская Благословила Единую Христианскую Церковь Украины

.....................

1 дн. назад

Бат Кешет удаляет комментарий к материалу Дзвінок у двері от Бат Кешет

......

1 дн. назад

Бат Кешет удаляет комментарий к материалу Дзвінок у двері от Бат Кешет

1 дн. назад

Бат Кешет удаляет комментарий к материалу Дзвінок у двері от Бат Кешет