О проекте ХайВей

Публикуйте на ХайВей свои статьи, фото, видео.

Получайте рецензии и комментарии от сообщества ХайВей на свои публикации.

Зарабатывайте деньги на публикациях.

Общайтесь с интересными людьми.

 

Биография  31 января 2013 15:24:40

Автор: Бах

Харьков: Станиславский без остановки

Харьков: Станиславский без остановки

17 января 2013 года весь театральный мир отметил 150-летие со дня рождения Константина Сергеевича Станиславского. Он -  режиссер, актер, педагог, теоретик театра, создатель революционной системы актерского искусства, названной «системой Станиславского». Константин Сергеевич  первым открыл  и предъявил публике талант А.Чехова, создал  театр, имя которого сегодня является мировым брэндом. Мы знаем его в трех лицах – как АКТЕРА, как РЕЖИССЕРА и как ПИСАТЕЛЯ. И все его ипостаси связаны с Россией, с русским театром, с Москвой.

Многие знают, что в Харькове есть замечательная музыкально-театральная библиотека, открытая для всех, кто любит искусство – музыку, театр, изобразительное искусство, кино, эстраду, цирк. Сюда может прийти известный деятель искусства аматор, специалист-педагог, школьник, студент,  пенсионер -- каждый найдет тут теплый прием и помощь. Основатель  библиотеки – профессор-театровед В.Н.Айзенштадт – придумал для своего детища лучшее из театральных имен – имя Константина Сергеевича Станиславского. Почему в далеком 1955 году он выбрал именно это имя среди других великих имен? Ответ прост: для коренного москвича Константина Алексеева – а это и есть настоящая фамилия Станиславского – Харьков был... родным городом.

 Именно В.Н.Айзенштадт исследовал эту тему и написал несколько статей, которые и стали отправной точкой  сегодняшнего виртуального путешествия в Харьков времен великого театрального  режиссера. С помощью фотографий, музыки и видео в библиотеке имени К.Станиславского вам расскажут  о своем великом небесном покровителе...

Константин Станиславский  принадлежал к мощному купеческому клану Алексеевых, ведущих свой род от крепостного крестьянина из Ярославля, производившему «волоченое и плащеное золоти и серебро», а проще говоря – золотое и серебряное шитье и канитель для парадных мундиров военных и штатских, для бальных платьев...  В Константине соединилось несоединимое – кровь предпринимателей и кровь творческой богемы. Как писал сам Станиславский, «...Мой отец, Сергей Владимирович Алексеев, чистокровный русский и москвич, был фабрикантом и промышленником. Моя мать, Елизавета Васильевна Алексеева, по отцу русская, а по матери француженка, была дочерью известной в свое время парижской артистки Варлей…» Семья  Алексеевых была в родстве с коллекционерами братьями Третьяковыми, меценатом Саввой Мамонтовым.

До гимназии Константин много времени проводил дома, развлекал себя и домашних представлениями, был увлечен  кукольным театром, итальянской оперой, балетом и  особенно цирком. В гимназии мальчик учился настолько неохотно, что его исключили из последнего класса. Тогда его устроили в Лазаревский институт изучать восточные языки, но и тут проку было мало. Вместо этого юноша участвовал в семейных любительских спектаклях у Саввы Мамонтова, очень похоже подражал артистам Малого театра, коих знал с детства.

Первый приезд в Харьков. 1878 год

Именно таким Костя Станиславский впервые увидел Харьков  в апреле 1878 г. Ему 15 лет, он приехал с отцом и старшим братом Владимиром… Они посетили шерстомойку в Григоровке (сейчас это район Новой Баварии) – и Григоровка, и шерстомойка  принадлежали  Товариществу, председателем которого был  отец, Сергей  Владимирович Алексеев…  И «неуч» и ленивец Костя  подробно записывает в своем дневнике все, что увидел: «В первой комнате находится множество столов, на которых сортировщики разбирают шерсть по сортам. Следующая комната наполнена вся машинами. Каждая машина состоит из большого чана, в нем посредством паровой машины… двигаются грабли и ворочают грязную шерсть. Грязь стекает вместе с водой… Каждая машина сама перекладывает шерсть в следующий чан. Когда шерсть проходит четыре таких чана, она делается совсем чистой. Чтобы высушить шерсть, устроен железный цилиндр, который весь истыкан дырками. Этот цилиндр поворачивается в минуту до 500 раз. От такого быстрого движения шерсть делается абсолютно сухой. Во втором этаже… находятся сушильни. Шерсть сушится посредством пара, который проходит по железным трубам. Эти трубы лежат на полу во всю длину сушильни…»

В те дни Алексеевы осматривали Харьков -- Успенский  собор и Покровский монастырь. Проехались по городу, осмотрели площадь и склад, с которого во время ярмарки продавалась шерсть… В Дневнике Костя записал: «Харьков мне очень понравился… Он не лишен тех  развлечений, которые можно найти в Москве……Там есть два театра, музыкальное общество, дворянское собрание, французский цирк… Кроме того там есть две классических гимназии, одна реальная,  большущий университет…»

Судя по тому, что Константину  до смерти надоела гимназия,  он присматривался к харьковским возможностям – не будет ли здесь, у родственников, вольнее, нежели в Москве? Однако в следующий раз Станиславский приедет в Харьков только через 12 лет… Все детство и юность его будут мучить сомнения, желание следовать зову театра и жесткая необходимость, предопределенная семьей. Дома, в Москве, он будет примирять в себе скучного предпринимателя, обязанного управлять семейным делом, и творческую душу актера: с 1885 года Константин Алексеев стал известен как актер-любитель Станиславский. Об актере Станиславском стали писать в газетах, он выступал на подмостках с самой великой Ермоловой!

Видя, что плетью обуха не перешибить, отец сдался и построил для своих детей, увлеченных сценой, в подмосковном имении Любимовка театрик с залой, а потом и в Москве оборудовал театр для любительских спектаклей. Так появился любительский театральный кружок Алексеевых. Молодежь была увлечена постановкой комедий, оперетт и водевилей. Ставил спектакли старший брат, Владимир, а Костя довольствовался характерными персонажами. Много позже их роли переменятся...

Уже во времена этого любительского кружка проявились главные качества Алексеевых. Так же внимательно, как они изучали собственное производство и весь технологический процесс, братья подошли и к созданию своих спектаклей. В 1886 г. решили поставить  оперетту  Сюлливана «Микадо» -- и, как вспоминал позже Станиславский, «На всю зиму наш дом превратился в уголок Японии. Целая японская семья акробатов… дневала и ночевала у нас… Японцы научили нас всем их обычаям: манере ходить, держаться, кланяться, танцевать, жестикулировать веером и вдаеть им… За семейным обеденным или чайным столом восседали японцы с веерами, которые все время как бы фыркали или трещали при резком открывании или закрывании их… У нас были японские танцклассы и женщины изучали все обольстительные приемы гейш. Мы умели в ритм поворачиваться на каблуках, показывая то левый, то правый профиль, падать на пол, складываться пополам, бегать в такт мелкой походкой, прыгать, кокетливо семенить ножками…»

Привычка к скрупулезному изучению материала стала для будущего творца системы актерской игры основополагающей.  Так в Париже, в 1895 г., встретив красавца-араба в бурнусе, Станиславский повел его в ресторан, где в отдельном кабинете снял выкройку с его костюма, рассчитавшись обедом. «Я заимствовал от него несколько поз, которые показались мне типичными. Потом я изучал его движения. Вернувшись к себе… я полночи простоял перед зеркалом, надевая на себя всевозможные простыни и полотенца, чтобы вылепить из себя стройного мавра с быстрыми поворотами головы, движениями рук и тела… плавную царственную поступь и плоские кисти рук, обращенные ладонями в сторону собеседника…»

Молодой актер-любитель Станиславский стал своим в Московском отделении ИРМО, был распорядителем на похоронах Н.Г.Рубинштейна, а позже занял после него пост директора Общества. Станиславский встречался с М.Врубелем, В.Серовым, Г.Федотовой, Э.Росси, А.Чеховым, Л.Толстым,П.И.Чайковским. Позже, вспоминая Петра Ильича в своей книге «Жизнь в искусстве», Станиславский с иронией и гордостью вспомнит о том, что Чайковский «любил повторять мне, что я могу играть Петра Великого в молодости и что, когда я буду певцом, он мне на этот сюжет напишет оперу…» В это время вместе с певцом и педагогом Ф.Комиссаржевским и художником Ф.Соллогубом Константин разработал проект акционерного  Московского Общества Искусства и Литературы, при котором был и театр. В него, как в собственный театр, Константин Алексеев вложил свои личные капиталы: как предприниматель, он знал, что театр может приносить доход – и немалый – и сам стал его менеджером.

Первый спектакль Общества состоялся 8 (20) декабря 1888 года. Затем последовали десять лет руководства этим театральным предприятием – десять лет проб и ошибок, взлетов и падений. В это время огромное влияние на возмужание и рост Станиславского как профессионала оказали гастроли Мейнингенского театра: подлинные старинные и экзотические предметы становятся важным элементом создания правдивых образов. Тогда же начались и его эксперименты со светом, звуком и ритмом в спектакле.

Жизнь молодого любителя театра и фабриканта была далеко не радостна и не безоблачна.  После счастливой женитьбы на партнерше, Машеньке Перевощиковой, выступавшей под псевдонимом Лилина, молодых супругов ждал первый серьезный удар: в 1890 г., прожив всего три месяца, умерла их дочь Ксения. На лето супруги уединились в Любимовке, пытаясь за повседневными заботами пережить утрату. Станиславский пишет:  «В самом деле, стоит ли описывать, как я встаю по утрам, хожу купаться, еду в Москву, пекусь на фабрике, возвращаюсь в 5часов в объятия жены, снова погружаюсь в волны Клязьмы, обедаю, торгуюсь с супругой из-за обеденной прогулки и обыкновенно настаиваю на том, чтобы сидя на терраске окончить вечер за чтением и выжиганием по дереву. Есть ли возможность описать словами тот чудный стильный стул, над которым я работаю теперь?...» Позже у Алексеевых родились дочь Кира и сын Игорь – больше детей не было, ибо главным детищем семейства был и оставался Театр. Кира родилась летом 1891 г. У нее был непокорный мальчишеский характер. Игорь, родившийся через три года, был похож на мать. Нежный и мягкий, он часто болел. Отметим, что дочь Станиславского, Кира, вышла замуж за  художника Роберта Фалька и разделила с ним его судьбу – эмиграцию во Францию, возвращение в Россию. Только в 1948 г. вернулся на родину сын Станиславского, Игорь Константинович, с дочерью Ольгой.

В 1896 г. Станиславский еще весной привез семью – жену и детишек -- под Харьков, в Григоровку, и вернулся в Москву.  Позже он приедет проведать семью дней на десять… М.П.Лилина вспоминала этот год как время беспокойства и сомнений -- продолжать ли свои театральные эксперименты, приносившие серьезные убытки. «Я была обессилена – не от ревности к театру, а от переутомления…,-- писала Лилина.--  На фабрике и в конторе требовали его активности, а он запутался, сам ужасно перегружался и переутомлялся…»   В начале июня 1896 г. Станиславский в третий раз за лето приезжает к семье –  на этот раз для того, чтобы забрать их из Григоровки в Любимовку… С тех пор конец весны и начало лета кто-то из Алексеевых проводил под Харьковом, а остаток лета -- в подмосковной усадьбе.

В феврале 1897 г. Станиславский принял участие в благотворительном вечере в пользу студентов Московского университета. Стоит отметить, как внимательно он отнесся к выступлениям выдающегося украинского драматурга и актера  М.Л.Кропивницкого,  и артистов театра Корша. «Для меня, любителя, это был знаменательный вечер. Играть в настоящем театре, в чисто театрально-профессиональной обстановке… Понятно, что я волновался, хоть играл сцену не в первый раз…  Уходя из театра я встречался с А.П.Чеховым…». Так в первый раз зафиксирован интерес к украинскому театру и к А.П.Чехову. С тех пор и Чехов,и украинский театр будут в зоне постоянного внимания  будущей мировой театральной величины.

Возможно, сомнения подвигли бы Станиславского окончить  театральные эксперименты, если бы не легендарная встреча с В.И.Немировичем-Данченко в ресторане «Славянский базар».  Этот день -- 14 июня 1898 г.--  стал датой основания Московского Художественного Театра. В этот день обсуждали «основы будущего дела, вопросы чистого искусства, наши художественные идеалы, сценическую этику, технику, организационные планы, проекты будущего репертуара, наши взаимоотношения» а также главных авторов – были выбраны Г.Ибсен, Г.Гауптман, А.Чехов. Договорились и о дизайне зала, и о разделении полномочий. В труппу нового театра вошли члены Общества искусства и литературы, несколько актёров из провинции и бывшие студенты, окончившие драматическую школу Филармонии. Театр стал называться Художественно-общедоступным, а позже просто Художественным.

Чайка: «Я поехал в Харьковскую губернию  писать мизансцены…»

Для первого театрального сезона была задумана «Чайка» -- совершенно новая и непонятная ни режиссеру, ни актерам. О.Л.Книппер-Чехова вспоминала: «Зимой 1897/98 года мы ходили неразлучно с желтым томиком Чехова, и читали, и перечитывали, и не понимали, как можно играть эту пьесу. Все мы любили Чехова-писателя, но, читая «Чайку», мы... недоумевали: возможно ли ее играть?...»  Тогда еще почти никто не знал Чехова как драматурга. Актерам МХАТ еще только предстояло открыть это имя русскому зрителю. Сам Чехов писал Ольге Леонардовне: «Немирович и Станиславский в моей пьесе видят положительно не то, что я написал, и я готов дать какое угодно слово, что они ни разу не прочли внимательно моей пьесы…»  Он сам сомневался: «страшно вру против условий сцены. Комедия, три женских роли, шесть мужских, четыре акта, пейзаж (вид на озеро); много разговоров о литературе, мало действия, пять пудов любви…»

И Станиславский решил уехать – уединиться в Андреевке  (Графском Волчанского уезда) -- в усадьбе брата, куда он и прибыл  10 августа 1898 г. писать режиссерский план чеховской «Чайки».  «Я поехал в Харьковскую губернию  писать мизансцены…»,-- написал Станиславский позже.« Это было нелегкое задание, ибо, к моему стыду, я не понимал пьесу… И лишь во  время работы, незаметно для себя, я вжился и подсознательно  полюбил ее.  Такова возможность чеховских пьес…»,-- отмечал Станиславский.  Простая история Нины Заречной, мечтающей стать актрисой, и Кости Треплева, у которого есть мама – актриса Аркадина, захватила режиссера. Нину уводит от Кости писатель-ловелас Тригорин. Он ломает ее жизнь так же просто, как Костя убивает чайку над озером.

«…Я писал в режиссерском экземпляре все: как, где, как именно  следует понимать роль и указания: каким голосом говорить, как двигаться и действовать, куда и как переходить... Прилагались особенные чертежи ко всем мизансценам, выходов, входов, переходов… Описывались декорации, костюмы,  грим, манеры, походка,  привычки… и потому я просидел наверху в одной из башен дома, из которой открывалась унылый и  грустный вид,  на необозримую и однообразную  степь…». «К моему удивлению, работа казалась для меня легкой, я видел, чувствовал пьесу…»,-- подитоживал  Константин  Сергеевич. Продумывая мизансцены, Станиславский размышлял, как показать озеро и невроятную тишину, описанную Чеховым. Решение пришло летним вечером, в Григоровке. Станиславский пишет в письме к Немировичу: «Представьте, что я поместил лягушек во время сцены представления исключительно для полной тишины. Ведь театральная тишина выражается не молчанием, а звуками. Если не наполнять тишину звуками, нельзя достигнуть иллюзии. Почему? — Потому что кулисы (мастера, незваные посетители кулис и пр.), сама публика в зале шумят и нарушают настроение сцены… Избрал я лягушку отчасти потому, что у меня есть машинка, которая удачно копирует этот звук, потом почему-то кажется мне, что монолог, обращенный к зверям, на фоне крика живого существа произведет большее впечатление. Может быть, это и ошибочно. Если Вы переделывали свой план из деликатности, чтобы не менять моего, это жаль…».  До сего дня существуют и эта Григоровка, и шерстомойка, и река…--  и можно стать прямо на автобусной остановке вечером и с мостика послушать хор лягушек, вдохновивших когда-то Станиславского!

Все это время режиссер переписывался с В.И.Немировичем-Данченко:  «Я получил ваше письмо, перечитал его раз пять… Говорят, завтра будет возможность… отвечаю на каждый пункт Вашего письма… Кстати, возможность здесь случается один-два раза в неделю…». Отправляя письма, Константин Сергеевич с нетерпением ждал ответа… 10 сентября 1898 г. в ожидании писем от Немировича Станиславский пишет: «Да, теперь я понял, что значит сидеть в глуши без писем… Возвращается лошадь со станции, несут письма, выкрикивают имена, вот последнее письмо – и оно не мое… Такое волнение я пережил лишь в гимназии когда читали список учеников, которые перешли в следующий класс…»

Режиссерские экспликации «Чайки», сделанные в Григоровке, сегодня хранятся в Доме-музее К.Станиславского в Москве.  Система еще не  выкристаллизовалась, «Чайка» создавалась  методами, усвоенными в Малом театре – через руководство актерскими действиями. Но режиссер уже ставил перед собою задачу избежать фальши и воссоздать подлинную жизнь.  В письме к М. П. Лилиной, присланном в сентябре 1898 г. из  Харькова, Станиславский пишет: «Дорогой ничего  не делал, прочел только роль Тригорина — она мне больше по душе, чем Дорн; по крайней мере что-то есть, а там ничего нет, а ждут — бог знает что. Я этого не люблю… Я по своей привычке раскрыл каждому действующему лицу более широкий рисунок роли. Когда актеры им овладевают, я начинаю стушевывать ненужное и выделять более важное. Я поступал так потому, что всегда боялся, что актеры зададутся слишком мелким, неинтересным рисунком, а ведь по такой канве всегда выходят кукольные банальные фигурки...»

Днем рождения «Чайки»во МХАТе можно считать 9 сентября. В этот день приехал Чехов - и попал на первую репетицию, которая его удивила. В.И.Немирович-Данченко  оценил выбор этой чеховской пьесы: «это пример творческой интуиции Станиславского…».  Лица актеров, исполнявших роли в первой постановке Чайки 1898 года помнили потом долгие годы многие поколения любителей театра -- К. С. Станиславский в роли Тригорина, М. П. Лилина - Маша, М. Л. Роксанова – Нина. Знаменитый театральный критик Н.Эфрос считал, что не Нина – Роксанова, не Станиславский – Треплев, а неказистая, нюхающая табак, Маша, сыгранная Лилиной, принесла настоящий успех спектаклю. С тех пор Чехов стал главным  автором Художественного театра, а  чайка  над волнами -- эмблемой театра.

В середине сентября, окончив работу, Станиславский выехал из Андреевки в Москву. Он сообщал жене о намерении попутно посетить театр в Харькове: «… Сейчас пойду на 2–3 акта в театр. Идет «Злая яма», пьеса интересная, но жаль — не играет Шувалов, которого я хотел посмотреть на всякий случай…»  В следующем письме Станиславский пишет уже о  впечатлениях от комедии К.Фоломеева и от водевиля с участием М.М.Петипа, увиденных в харьковском театре: «черти меня дернули пойти в театр… В водевиле играл Петипа – волшебно… Днепрова – помнишь, брюнеточка, -- не бог весть что, но неплохая…, но вышел я из театра с тяжелым чувством…» Режиссер вновь в сомнениях: «Все это несерьезно: не стоит посвящать себя   такому делу жизни… Неужели и я делаю то же самое?... Думал, что это серьезное дело, а оно оказывается – чепуха…»

Но так, или иначе, времени для этих сомнений уже не оставалось, в театре шли последние приготовления к открытию театрального сезона. 14 (26) октября 1898 г. состоялось долгожданное событие – открытие МХТ   -- показом трагедии А. К. Толстого «Царь Фёдор Иоаннович». В роли царя Федора выступил Василий Качалов. В этом первом спектакле МХТ есть по-настоящему харьковский след! И оставила его… харьковская телега, плод «григоровского сидения» Станиславского. В письме из Харькова режиссер пишет: «…Там не хватает только рисунка телеги, который при сем прилагаю… Имейте в виду, что колеса без спиц (нужно было бы сани, но — рисунка их не добудешь). Если же добуду — тем лучше… В Малороссии сохранились такие экипажи…»

Далее были другие спектакли… «Дядя Ваня», «Три сестры», «Вишневый сад».  А «Чайку», «Царя Федора Иоанновича» Станиславский с большим волнением – как то отнесутся искушенные харьковские театралы? – планировал привезти в Харьков… «Итак, на Пасху играем в Харькове…», --  пишет Станиславский 10 сентября   1898 г. Немировичу-Данченко.-- Я уже поручил брату подготовить публику к нашему приезду.  В Харькове у него большие знакомства и значительное влияние. Он же поможет нам и со статистами. Лучше всего набрать их из платных студентов... » Играли ли «Чайку» в Харькове весной 1899 г. –  неизвестно, документы не сохранились.

16-18 августа 1901 г. Станиславский приезжал в Харьков, вероятно, чтобы забрать детей и жену из Харькова в Любимовку. В течении трех дней он написал здесь режиссерский план пьесы В.И.Немировича-Данченко «В мечтах».  Сам Константин Сергеевич  сыграл в ней роль Костромского – на закрытии сезона в феврале 1902 г.  Станиславский, чуткий к фальши, не чувствовал в пьесе правды, потому его режиссерские экспликации сохранили зарисовки бытового антуража, мизансцены,  рисунок роли действующих лиц – не более.

Старший брат и его любительский театр в Народном доме

Во время репетиций «На дне» Станиславскому спешно пришлось навестить  в Харькове своего тяжелобольного брата Юрия (Георгия) – жена брата в это время лечилась в Берлине. 5 января 1903 г. О.Л.Книппер-Чехова записал: «Старший брат уехал в Андижан, где  него большие потери из-за землетрясения. Жена Юрия тоже больна и в Берлине. Мне очень жаль К.С.  И репетиции теперь застрянут. Вводят нового Сатина…». 7 января – «На дне», Станиславского заменял Судьбинин – с одной репетиции. Тон спустили…». 8 января Станиславский уже вернулся из Харькова в Москву.

Георгий Сергеевич Алексеев (1860-12.01.1920) -- старший брат Станиславского – руководил харьковскими шерстомойками,  личное же время посвящал театру – играл роли стариков в Алексеевском театральном кружке, выступал под псевдонимом «Юрьевский». На его шерстомойке был организован кружок  -«Товарищество исполнителей драматических произведений». Рабочие говорили: « Где Алексеев – там театр!».  В 1903 г. открылся Народный Дом, где Георгий был одним из учредителей, и любительская  труппа Алексеева «поселилась» в Народном Доме. Театральный реквизит создавался самими участниками театра. В том же Народном доме играла и украинская труппа Гната Хоткевича. Вероятно, тогда и познакомились эти два совершенно разнополярных режиссера – барин Станиславский и инженер-путеец Хоткевич.

П.Лучинин,  актер студии Георгия Алексеева, вспоминал: «С Георгием Сереевичем, братом Станиславского, мы организовали Народный Дом, вокруг которого собрали талантливых любителей. Захвачены мы были этим делом ужасно. Значительную роль в этом… играло то, что помощь нам оказывал… Станиславский. Перед каждой премьерой он приезжал в Харьков, смотрел генеральную репетицию, присутствовал на премьерах и переживал не меньше нашего… »

Судьба Георгия Алексеева сложилась трагически. Он был женат на Александре Густавовне Струве. Во время красного террора в Крыму он был арестован и расстрелян вместе с сыновьями  -- Павлом, Олегом и Ростиславом. Его дочь, Валентина Георгиевна Конюхова, после революции была артисткой МХАТ.

«Маманя»

Главным человеком, ради которого Константин Станиславский регулярно навещал Харьков, была его мать, Елизавета Васильевна, она жила вместе с Георгием Сергеевичем. Все родные звали ее «маманя» и очень любили.  ...Летом 1899 г. Станиславский поехал не в Харьков, как обычно, а во Францию – лечиться. Оттуда он посылал матери отчеты о своем лечении и самочувствии, впечатлениях от Франции и французов. Каждое из этих писем – воплощение нежной сыновней любви и заботы... Так в письме от 2(21) июля Станиславский пишет из Виши: «Милая маманя, …прости, что пишу тебе на простой бумаге, но оказалось, что у меня нет ни одного листа, а в гостинице прислуга очень медлительная, не дождешься, пока допросишься какой-нибудь вещи. Прежде всего поздравляю тебя со многими торжественными днями, например со днем моей свадьбы,… со днем свадьбы Кукиных, с наступающим днем Володиных именин; уж очень обилен семейными праздниками июль месяц. Всех и не упомнишь. Благодарю тебя за поздравительную телеграмму...»

Поскольку Елизавета Васильевна была слаба здоровьем, Станиславский очень беспокоился: «Милая маманя, ради бога, береги себя... Меня беспокоит, что никто не следит за твоим здоровьем, а это в твои годы — непорядок. Ради бога, не вздумай отвечать. .. Зная твою привычку писать по ночам, право, мне будет неприятно получить от тебя длинное письмо. Мне будет казаться, что ты его писала не чернилами, а своей кровью… Если хочешь доставить мне большое удовольствие, напиши, что уместится на четверти этого листа. Поцелуй от меня Володю, Нюшу, Маню, всю детвору. Елизавете Ивановне, Лидии Егоровне, няне, нашей Дуняше, Егору, всем — поклон. Мысленно крепко тебя целую, благословляю…»

После Виши Константин Сергеевич приезжал в Харьков, в том числе и проведать мать…  Перед приездом он писал: «Решено так. Из Виши, с остановками в Швейцарии, Вене, я еду в Харьков, а там видно будет, как решит Маруся… Уехать же отсюда — это истинное наслаждение. Боже мой, какая тоска и полнейшее разочарование французами. Они даже не мошенники, это слишком крупно для них. Они просто мелкие жулики, карманники, бог с ними. Едва ли я вернусь сюда во второй раз. ..»

И хотя харьковский вокзал сегодня уже не тот, в который приезжал Станиславский, на  его здании вполне могла бы висеть памятная доска, повествующая о многократных приездах Константина Сергеевича в Харьков. По воспоминаниям очевидцев, каждый раз «… толпой провожали его на вокзал,  там в ожидании собирались в буфете и пили чай, продолжая наши разговоры и споры.  Все они были об искусстве…»

Поскольку сын режиссера, Игорь, был болезненным мальчиком, бывало, он жил у бабушки и дяди, в харьковских усадьбах. Станиславский-отец писал ему письма наставительного содержания: «…благодарю тебя за твои письма. Как ты мило их пишешь. Они так интересны, что я их перечитываю каждый день вместе с Кирюлиными письмами. Правда, как приятно уметь писать? … Без писем мы бы не могли с тобой переговариваться из Москвы в Петербург. Ты, пожалуй, скажешь, что говорить можно и в телефон. Хорошо, что он проведен сюда, а если бы мы были в другом городе… как бы мы тогда переговаривались с тобой без писем? Нет, что и говорить, это большое удовольствие уметь писать. Теперь тебя знаешь как можно назвать?… грамотным, то есть таким, который умеет читать и писать…». А чуть позже: «... Надо стараться сделаться образованным. Знаешь, что означает это слово? Образованный это тот, кто многому учился и много знает. Но и этого мало, надо еще быть хорошо воспитанным. А знаешь ли, что это слово означает? Хорошо воспитанный это тот, кто умеет жить с другими людьми, умеет с ними хорошо ладить, кто умеет быть внимательным, ласковым, добрым, кто умеет заставить уважать и любить себя, у кого простые и хорошие манеры. Кто не позволит обидеть себя и других, но и сам никого не обидит без причины. Ну вот, милый мой философ, мы с тобой и пофилософствовали…» Письма Станиславского сыну очень поучительны – они и сегодня могут быть полезны многим родителям, воспитывающим детей.

Гуцульский театр Гната Хоткевича

Вероятно, Станиславский переписывался с молодым украинским писателем, драматургом и музыкантом Гнатом Хоткевичем, с которым познакомился в то время, когда брат Георгий ставил спектакли в Народном Доме – там попеременно давали спектакли русский театральный кружок Алексеева и украинский – Хоткевича. Иначе откуда бы он узнал об  экспериментах Хоткевича с гуцульским этнографическим театром? Интерес Станиславского был настолько силен, что вместе с Немировичем режиссер специально приезжал в Криворивню, дабы посмотреть на диковинный  театр. В 1913 г. Хоткевич, при материальной поддержке М.Заньковецкой, с успехом показал своих гуцулов в Харькове, а в конце марта 1914 г. – в Императорском этнографическом и археологическом обществах и в доме актера Давыдова в Москве. Хоткевич планировал поставить в Москве свою драму «Довбуш» и осуществить всероссийское турне гуцульского театра. Москвичи  оценили и гуцульское наречие и волшебство старинных гуцульских песен, обрядов и костюмов.   “Фурор – надзвичайний”, – записал сам Г. Хоткевич. Гуцулами заинтересовались ученые и деятели культуры. На улицах имперской столицы цветастые костюмы гуцулов вызывали оживление,  с ними и их фотографировали и общались. «Вся Москва збіглася дивитися на гуцулів…  Фотографували нас і спереду, і з боків, і ззаду…”   Планы Хоткевича оборвало начало Мировой войны, а потом революция 1917 года, разрушившая судьбы миллионов людей и разорившая страну.

1917-й...

Алексеевы потеряли и собственные имения, и фабрики – все было национализировано.  Константину Сергеевичу пережить все это было бы не возможно, если бы не театр – он его спас.

Театр остался – но перешел в собственность государства. В него потянулся новый зритель – гогочущий, лузгающий семечки. Станиславский старался абстрагироваться от революционных событий – но они сами врывались в его дом и театр. Однажды он сам был взят заложником, когда белые пытались захватить Москву. Половина труппы МХТ во главе с В.Качаловым, в 1919 г. бывшая в гастрольной поездке, не смогла вернуться в родной театр. В то время после голодной зимы 1918–1919 гг. труппа играла в относительно благополучном Харькове. 5 июня в Харьков вступила добровольческая армия Деникина и артисты МХТ вместе с харьковскими актерами во главе с актером В.А.Блюменталь-Тамариным, радостно встретили деникинцев.  Как пишет В.Шверубович, «Началось с того, что харьковское актёрство, которое возглавлял отдыхавший под Харьковом на своём хуторе, оставленном ему советской властью, В.А.Блюменталь-Тамарин, решило устроить большой праздник в честь прихода добровольческой армии. Затеяны были грандиозный концерт в цирке и ряд вечеров в других театральных помещениях. ...Блюменталь-Тамарин верхом на белом цирковом коне с огромным трёхцветным флагом на пике, с большой церковной кружкой у седла разъезжал по городу, собирая пожертвования на подарки «освободителям родины».

В харьковской газете «Известия» писали: «…Под грохотом орудий, в дыму пожаров на Украине и на Донецком бассейне, в крупнейшем центре Харькове, великий праздник искусства и культуры. К нам пожаловали гости из Москвы. К нам приехали артисты Московского Художественного театра… В нашу задачу не входит оценка или рецензия об игре Художественного театра. Художественный театр поднялся на такие недосягаемые ступени искусства, что всякая оценка может только умалить его… Мы расцениваем явления с точки зрения полезности. Мы, презираемая «чернь», смотрим даже на такие нежные, тонкие явления, как Художественный театр, с точки зрения пушкинского «печного горшка», с точки зрения важности, нужности его для пролетариата Нам важно выяснить его воспитательное значение для того класса, который диктует теперь свою властную волю всем остальным классам… Не для буржуазии, не для студентиков и мещаночек-курсисток, толкающихся в очередях вокруг театра, а для сведения 13 пролетариев, впервые получающих доступ в этот священный храм искусства я должен сказать, что этот театр, основанный давно в Москве деятелями театра Станиславским и Немировичем-Данченко, за короткое время расцвел и приобрел всемирное значение своими постановками  преимущественно пьес Антона Чехова «Дядя Ваня», «Три сестры», «Вишневый сад» и некоторых драм норвежского драматурга Генриха Ибсена. Главные артистические силы, выдвинувшиеся в этом театре — Качалов, Москвин, Леонидов, Станиславский, Массалитинов, Берсенев, Книппер и другие. К числу великолепнейших постановок этого театра относятся также пьесы: «Царь Федор Иоаннович» и переделка из романа Достоевского «Братья Карамазовы»... Трудно говорить о театре, когда враг, яростный, зверский, кровный враг нагло лезет в наш рабочий Донецкий бассейн. Всякий, кто может, должен с ружьем в руках защищать право рабочих на лень, на отдых, на удовольствия, на блага жизни. Только в жестокой борьбе пролетариат обретет свои права…!»  

После того, как Харьков вновь заняли красные, начались длительные странствия «качаловской группы» по югу России -- Крым, Одесса, Ростов, Екатеринодар, Поти, Тифлис, Батуми...  Вместе с белой армией труппа отплыла в Константинополь. Далее были София, Белград, Загреб, Вена, Прага, Братислава, Берлин. После долгих мытарств в мае 1922 г. качаловцы вернулись в Москву.

Гастроли в Харькове, 1925 год

Сам же Станиславский снова увидел Харьков в 1925 г., когда МХАТ приехал сюда на гастроли после триумфа в Тифлисе.7 июня 1925 года гастроли МХАТ в Харькове открылись спектаклем «Смерть Пазухина». Во время гастролей Станиславский выступает как актер: в роли  романтического Сатина в «На дне», гротескового Крутицкого  в «На всякого мудреца довольно простоты», Шуйского в «Царе Федоре Иоанновиче».

«Смерть Пазухина» -- одно из наиболее ярких и глубоких произведений Щедрина, шла в ярких, сочных декорациях Б.Кустодиева, в которых художник использовал пейзажи поволжских городов, в т.ч.  знаменитой пожарной каланчи в Костроме. А.Бенуа назвал их «энциклопедической картиной губернского города» (А. Бенуа). В «На дне» М.Горького Станиславский выходил в одной из коронных своих ролей – роли Сатина.  Так же и в «На всякого мудреца довольно простоты» А.Островского – в коронной роли старика Крутицкого. В спектакле был выдержан «дух Островского», «не театральные, а живые комнаты, залитые солнечным светом, и комнаты с отпечатком времени. В исполнении Станиславским  Крутицкого была «...самая полная и богатая характерность, самое полное перевоплощение актера в изображаемое лицо и самая безупречная правда, захватывающая непосредственность. Это была игра «по заветам Щепкина», только с еще более усовершенствованными средствами. Была жизнь, типичная и выразительная, хотя все было так просто, так безыскусственно...»

Харьков был единственным городом в этой гастрольной поездке, где Константин Сергеевич напряженно работал. Здесь он продолжал работать над главами книги «Моя жизнь в искусстве». Здесь встречался со многими людьми. Так в Харькове он встретился с коллекционером еврейского искусства  И.А. Маневичем.  Интерес Станиславского к еврейскому искусству объясняется не только его умозрительно-профессиональным интересом к иному.  Станиславский ставил «Уриэля Акосту» К.Гуцкова – еще в свою бытность в Обществе литературы и искусства. Роль Уриэля Акосты принесла молодому актеру Станиславскому заслуженный успех 3 января 1895 г. мать Станиславского писала З.С.Соколовой: «Жаль, что ты с мужем не увидишь Костю, он удивительно хорош, артист великий он. Так моментами за сердце хватает, за него страшно становится, например, когда он свое отречение читает, и перед проклятием во время монолога...». У него был также и неудачный опыт постановки «Шейлока» (переделки «Венецианского купца» В Шекспира) -- тогда все газеты единодушно признали, что «такого неудачно задуманного Шейлока в Москве еще не приходилось встречать. Господин Дарский исказил Шейлока и сделал из грозной фигуры венецианского жида комическую фигуру жалкого польского еврея…».  

Естественно, что Маневич заинтересовал Станиславского, между ними завязалась переписка. В письме Маневичу режиссер пишет: «Обратите внимание, --  бросили Вы мне, -- вот перед вами влияния чужих культур. Польские, украинские, западноевропейские влияния, влияния Востока не мешают, однако, увидеть и то самобытное, идущее однако от глубокой древности, от глубины веков…»... Я был удивлен и поражен Вашим умением открывать самое сокровенное, самое ценное, что таится в недрах еврейского искусства…».

Во время гастролей к Станиславскому приходил и Гнат Хоткевич – с новой идеей: он предложил Станиславскому поставить свои драмы на древнерусскую тему. Обе экспериментальные драмы Хоткевича были написаны на древнерусском -- и Хоткевич получил отказ: театру Чехова и Горького историческая эпика оказалась чуждой. Формально отказ был сформулирован так: «репертуарно-художественная коллегия МХАТ отказала, т.к. «как язык, на котором она написана, не поддается сценическому осуществлению».

17 июня 1925 г. труппа МХТ, продолжая гастроли, выехала из Харькова в Екатеринослав. Перед отъездом они все вместе сфотографировались.  Секретарь Станиславского, Р.К.Таманцова, подводя итоги поездки, писала редактору, Л.Я Гуревич: «Во всех городах, кроме Харькова, он отдыхал. Играл через день, а иногда и через два. Много спал, гулял. Хотя говорит, что нигде не был. Вообще же целый день пишет….»

Н.Н.Синельников и другие...

Станиславского связывали с Харьковом теплые отношения со многими деятелями театра. Один из тех, к кому великий режиссер относился с огромным пиететом и симпатией – Н.Н.Синельников.  Он очень внимательно следил за деятельностью  харьковского режиссера. Синельников был всего на 8 лет старше Станиславского, уже завоевал себе безупречную репутацию в театральных кругах и имел безусловный авторитет. Он привлекал в свою труппу талантливых артистов, создавал творческую атмосферу. Он ставил себе задачу «уничтожить непременное топтание действующих лиц на переднем плане у суфлерской будки...»  Многие актеры того времени воспринимали харьковский театр как трамплин, с которого легко попасть на сцены обеих столиц...  После просмотра спектакля «Дети Ванюшина» в синельниковском театре, Станиславский  писал в письме режиссеру: «Многоуважаемый Николай Николаевич! Я очень благодарен Вам за то, что Вы дали мне возможность прекрасно провести вечер в Вашем театре, на спектакле «Дети Ванюшина»… Пьеса, постановка и исполнение произвели на меня очень большое впечатление, и я любовался талантами автора, режиссера и исполнителей… Зная по себе, какого труда требует борьба с театральной рутиной и шаблоном, я от всего сердца поздравляю Вас с большой победой, приветствую Вашу большую энергию и желаю дальнейших успехов… Вдумайтесь в мое счастливое и совершенно исключительное положение среди работников театра, которому я служу совершенно бескорыстно, и Вы должны будете поверить искренности этого письма. С совершенным почтением благодарный К. Алексеев...» Пьеса Найденова не могла не произвести впечатления – она была в том числе и о нем самом, Константине, родившемся в купеческой семье, идущем против воли отца в артисты…  

Великий украинский режиссер Лесь Курбас, посмотрев в Москве  спектакль Станиславского «Горячее сердце» А.Островского сказал: «Я видел гениальный спектакль…». Было это в 1926 году. В этом спектакле играли великие актеры – Грибунин, Еланская, Тарханов, Москвин, Хмелёв, Грибов… Его жена, актриса Валентина Чистякова записала: «Мне повезло, я не раз видела  игру корифеев и основателей театра – Станиславского, Москвина, Качалова, Тарханова, Книппер-Чехову…  МХАТ сыграл выдающуюся роль в моей жизни…»

Очень тепло, как о важнейшем эпизоде своей театральной жизни, рассказывал о встрече со Станиславским и актерами его театра украинский актер и режиссер Иван Марьяненко: «Текст произносился без наименьшей аффектации, без малейшего натиска,  но четко доходил в каждый уголок зала и глубоко западал в душу… Мы с Левицким, возбужденные, прорвались за кулисы и оказались у дверей уборной Станиславского. Постучали. Получили разрешение зайти. Волнуясь, перебивая один другого,  мы поблагодарили…»

Уже без малого шестьдесят лет существует в Харькове музыкально-театральная библиотека имени Константина Сергеевича Станиславского. "Сегодня, когда в ходу много других театральных систем, система Станиславского остается в числе первостепенных, лучшей еще никто не придумал...», -- говорят библиотекари. Станиславскому здесь посвящен читальный зал отдела театрального и изобразительного искусства. Любознательному посетителю здесь дадут почитать книги великого режиссера, прочтут популярную лекцию, покажут видеофильмы о нем и пригласят на ежегодный библиотечный праздник «Станиславский Non Stop». Библиотека имени К.Станиславского – единственный живой памятник великому режиссеру на Украине. В день 150-летия К.С.Станиславского  ее читателям больше всего пришлось по душе его высказывание: «Пока мы молоды, мы должны вооружиться зубной щеткой и отправиться туда, куда глаза глядят. Смеяться, совершать безумные поступки, рыдать, идти против системы, читать столько, сколько, кажется, не вместится в голову, любить, что есть сил, чувствовать. Просто жить!».

Публикацию прочитали

Количество просмотров: 11610
Отредактировано: 01-02-2013 [20:50]
delete
Бах
Бах, Винница, свободный журналист "ХайВей" 

Теги

Для того, чтобы оценить статью, Вас необходимо войти в систему
Право оценивать рецензии на ХайВей можно получить от редакции сайта по рекомендации одного из журналистов ХайВей
Рекомендаций: +3
Всего комментариев: 6, Всего рецензий: 2
Читайте также

Проти армії України неефективні пропаганда РФ і технології гібридної війни, - ПорошенкоПроти армії України неефективні пропаганда РФ і технології гібридної війни, - Порошенко

Проти воїна української армії виявилися неефективними російська пропаганда і технології гібридної війни. Про це заявив президент Петро Порошенко під ч ...

В Украине подорожала колбасаВ Украине подорожала колбаса

В Украине в сентябре 2017 года средняя цена производителей на колбасы составляла 83,9 грн/кг. Вслед за мясом в Украине стремительно дорожает колбаса ...

Порошенко в Авдеевке провел совещание по оперативной ситуации на фронтеПорошенко в Авдеевке провел совещание по оперативной ситуации на фронте

Президент Украины Петр Порошенко в воскресенье, 22 октября, посетил район антитеррористической операции. Больше информации на странице - http://www.no ...

Укажите свой e-mail адрес, если Вы хотите получать комментарии к этому материалу
Подписаться

Для того, чтобы опубликовать сообщение в этой теме, Вам нужно ввойти в систему.

Рецензии

22:03 31/01/13
Журналистское мастерство
Язык и стиль
Форма подачи
Общее впечатление
Снова исследование на тему - Харьков и великие. И снова - интересно и познавательно.
Бах Винница
Спасибо!
22:06 31/01/13
21:48 01/02/13
Журналистское мастерство
Язык и стиль
Форма подачи
Общее впечатление
Леся Одинець Тернополь
перечитала до конца, признаюсь, уже с блокнота. сохранила себе. спасибо.
Бах Винница
Спасибо и Вам, Леся! smile
23:41 01/02/13

Комментарии

Рекомендует этот материал.
21:07 31/01/13
Бах Винница
Спасибо!
21:28 31/01/13
Рекомендует этот материал. Почему? интересно и познавательно.
22:04 31/01/13
Бах Винница
Спасибо в квадрате!
22:06 31/01/13
Рекомендує цей матеріал. Чому? За позитивный настрой! За это: «Пока мы молоды, мы должны вооружиться зубной щеткой и отправиться туда, куда глаза глядят. Смеяться, совершать безумные поступки, рыдать, идти против системы, читать столько, сколько, кажется, не вместится в голову, любить, что есть сил, чувствовать. Просто жить!».
13:48 15/09/14
Бах Винница
Дякую, Тетяно! Це заповіт Станіславського молоді, яка займається мистецтвом. smile
00:02 03/10/14

Live

58 мин. назад

Евгений Татьянов комментирует материал Чому Росія знову пішла на військову ескалацію

1 час. назад

Khomiaklit публикует статью Из жизни гастролеров

2 час. назад

Антон Кучко рекомендует материал ***

2 час. назад

Антон Кучко комментирует материал ***

2 час. назад

Антон Кучко комментирует материал ***

2 час. назад

Антон Кучко комментирует материал ***

2 час. назад

Антон Кучко комментирует материал ***

2 час. назад

Petro Boriwiter рекомендует материал "Вчора близько сьомої вечора наближаюся до стін Верховної ради, минаючи кордон за кордоном… "

3 час. назад

Писатель77 комментирует материал ***

7 час. назад

sdv публикует статью Махінації луганських чиновників

7 час. назад

Харламов Виктор Георгиевич комментирует материал Опіати в крові харківсько - черкаської мажорки знайшли, а подруг вбивчих, - ні!

7 час. назад

Харламов Виктор Георгиевич комментирует материал Обещал "услышать каждого..." и сбежал в Ростов к... Путину?

7 час. назад

Харламов Виктор Георгиевич комментирует материал Юля и чихуа - все та же же любимица коломойского - путина?

7 час. назад

Родослав Корченюк комментирует материал Нитка долі

7 час. назад

Писатель77 комментирует материал Нитка долі

7 час. назад

Зурла Лоци комментирует материал Я начинаю свой рассвет

7 час. назад

Зурла Лоци комментирует материал Я начинаю свой рассвет

8 час. назад

Антон Перваков комментирует материал Нитка долі

8 час. назад

Антон Перваков комментирует материал Нитка долі

8 час. назад

Вікторія Івченко публикует статью "Вчора близько сьомої вечора наближаюся до стін Верховної ради, минаючи кордон за кордоном… "

8 час. назад

Антон Перваков комментирует материал Нитка долі

9 час. назад

Виктор М комментирует материал Нитка долі