О проекте ХайВей

Публикуйте на ХайВей свои статьи, фото, видео.

Получайте рецензии и комментарии от сообщества ХайВей на свои публикации.

Зарабатывайте деньги на публикациях.

Общайтесь с интересными людьми.

Культура  16 декабря 2010 12:58:24

Князь Андрей Горчаков: «Дворянский титул – это, прежде всего, ответственность!»

 Семейные придания

 

Андрею было лет девять, когда в стране началась перестройка. Именно тогда в их дома впервые в открытую заговорили о принадлежности семьи к древнему княжескому роду Горчаковых, ведущему свое летоисчисление  от самого Рюрика и вплоть до начала ХХ века игравшего  важную роль  в жизни Отечества. У родителей не было надобности призывать сына вести себя подобающим образом – это для маленького князя было само собой разумеющимся. Своим дворянским титулом он не хвастался (в школе об этом знали всего двое учителей), в мальчишеских драках – да и в забавах – участия не принимал. Его любимым времяпрепровождением было чтение взрослых книг, благо, в доме имелась огромная – более трех тысяч томов – библиотека, среди книг которой было немало раритетных изданий девятнадцатого, начала двадцатого и даже восемнадцатого века.
 
Князь Горчаков

Князь Горчаков

 
Естественно, прежде всего, Андрея  интересовала именно историческая литература, ведь, знакомясь с прошлым, юный наследник Княжеского Дома Горчаковых  открывал для себя историю своего рода. О княжне Ольге он узнал еще до того, как к изучению придание о ней приступили в рамках школьной программы – о великой княжне ему ни раз рассказывал отец, упоминая при этом, что их род – потомки княжны Ольги.
Андрей улыбается, вспоминая детство:
- Во всех приданиях о нашем роде, которые мне довелось слышать с детства, обязательно звучало слово «стойкость». О стойкости духа говорил отец и тогда, когда рассказывал о княжне Ольге. Но главным примером стойкости для меня всегда служил мой прадед Сергей Дмитриевич Горчаков.

Стойкость
Судьба князя Сергея Дмитриевича Горчакова и сегодня волнует его правнука.
- Сергей Дмитриевич сделал прекрасную государственную карьеру, – рассказывает Андрей. – Побывав предводителем дворянства, вице-губернатором херсонской губернии, он, в конечном итоге, получил пост калужского губернатора. Князь был не только государственным мужем, но и большим меценатом, покровителем искусства и просвещения. Будучи губернатором, он сделал большие преобразования  в регионе: открыл первую библиотеку, первый детский садик (он назывался народным домом). Сергей Дмитриевич состоял  в десятках общественных организациях не только Калужской но и Московской губернии.  Он вел аристократический образ жизни в том смысле, что жил не только для себя, но  и для общества, был высокоинтеллектуальным, высокоинтеллигентным человеком.
В годы революции князь Горчаков отказался эмигрировать, решив разделить судьбу Отчизны. Он и предположить не мог, сколько бед ему и его семье принесет это решение.
В семейном архиве сохранилось  несколько  писем Сергея Дмитриевича, пару его фотографий и золотые часы. Личных воспоминаний и размышлений о невзгодах, которые пришлось пережить экс-губернатору в последние годы  жизни до наших дней не дошли. Наверняка, в письменном виде их никогда и не существовало – уж слишком жестокими и страшными были те времена. То, что после революции происходило в стране, князю Горчакову казалось чем-то нереальным. До него доходили известия об арестах, обысках, но он наивно надеялся, что его семью весь этот  ужас обойдет стороной, ведь он был не просто дворянином, а человеком, многое сделавшим для культурного и социального развития края. Но на поверку оказалось, что старые заслуги были списаны раз и навсегда. Однажды к князю Горчакову тоже пришли, чтобы арестовать.  Супругу расстреляли во время обыска, а Сергея Дмитриевича отправили в ссылку. Рассказы о его стойкости, о том, что он – представитель древнейшего дворянского рода с достоинством держался в поселении для ссыльных, мужественно переносил лишения и не на миг не переставал стремиться к самосовершенствованию, в семье Горчаковых устно передали из поколения в поколение.
- Прадед был сослан в Симбирскую губернию. Именно там он встретил нашу прабабушку Лидию Николаевну Веселкину. Она была чудным человеком и тоже принадлежала к дворянскому (правда, обедневшему) роду, записанному в Калужском дворянском собрании, – рассказывает Андрей.

Испытания
Но семейная жизнь Сергей Дмитриевича и Лидии Николаевны была не долгой – в 1927 году князь Горчаков скончался от брюшного тифа. Его вдова вместе с пятилетним сыном переехала в Брянск. Чтобы выжить, избежать репрессий, начавшихся в тридцатых годах, ей пришлось пожертвовать не только оставшимися семейными ценностями, но и своим истинным происхождением. «Из крестьян», – во всех документах писала Лидия Николаевна.
Она умерла перед войной. И когда восемнадцатилетний Иван Горчаков уходил на фронт, его возвращения домой ждать было некому.
- Дедушки выпала не легкая жизнь: он прошел всю войну, побывал в плену, а после освобождения из концлагеря вновь вернулся на фронт. Брал Будапешт, Вену, Прагу. После войны не захотел возвращаться в места, где хранилась память о его дворянском роде, и переехал в Одессу, решив таким образом затеряться среди чужих людей. Помня о репрессиях многие люди продолжали жить в страхе, поэтому родные места Иван Сергеевич впервые посетил лишь спустя четырнадцать лет, когда в стране наступили времена оттепели, – грустно улыбается Андрей. – С бабушкой дедушка познакомился в Одессе, кстати, она – единственный человек в нашем роду, не принадлежавшая к дворянскому сословию. Моя мама – Алла Павловна – представительница древнейшего украинского дворянского рода Радченко.

Следуя семейным традициям 
После окончания школы, Андрей Горчаков получил образование историка-культуролога, стал действующим членом Международной культурологической ассоциации, членом-корреспондентом Международной Академии геральдики. Продолжая семейные традиции, князь Андрей Анатолиевич – глава Княжеского Дома Горчаковых активно занимается меценатством. Им проведено свыше ста акций, благодаря которым многие библиотеки, научные и общественные организации Украины и России получили  в дар новую компьютерную технику, свыше тысячи книг исторической и культурной тематики. Не забывает молодой князь и о незащищенных слоях населения, оказывая материальную поддержку ветеранам войны и инвалидам.
Не смотря на то, что князь – одессит, особое внимание как меценат он уделяет Очакову, древнейшему городу Украины.
- Я далеко не миллионер, – уточняет Андрей. – Мои предки, разумеется, были людьми очень состоятельными. Но поскольку наша семья лишились всего, благотворительная деятельность Княжеского Дома Горчаковых не в состоянии охватывать большие объемы. Тем не менее, в меру своих возможностей, семьдесят-восемьдесят процентов дохода, которые приносит мой бизнес, я трачу на благотворительность.  Передо мной всегда стоит выбор – поехать отдохнуть или помочь  какой-нибудь организации, проекту, выпустить интересную книгу. Но поскольку мне гораздо приятнее направлять деньги на проект, который останется на годы, и принесет пользу людям, чем потратить их на сиюминутное эгоистическое удовольствие, я отдаю предпочтение меценатству.

Очаковский ренессанс
Андрей признается, что поначалу в семье к его увлечению меценатством сдержанно:
- Мой отец – Анатолий Иванович, так же, как когда-то и дедушка, считает, что государство перед нами  в долгу, ведь именно оно отобрало у нас родовые имения и состояние. При этом, отец многое сделал для страны – он был спортсменом, на международных соревнованиях занимал призовые места, а после того, как Украина приобрела независимость, выступил одним из инициаторов возрождения казачества. Сегодня в звании полковника он занимает пост начальника штаба Войск верных казаков черноморских имени Гетмана Богдана Хмельницкого.
Но со временем родители не только смирились с благотворительной деятельностью сына, они стали им гордиться: в последние годы, живя в Очакове, они видят, что деньги наследника их рода действительно расходуются на доброе и нужное дело. Один из последних примеров – организация и проведение Первого международного культурного форума «Очаковский ренессанс» 2010, прошедший в Очакове, Николаеве,  Одессе, Кишиневе, Киеве, Минске и Санкт-Петербурге.
- Главная идея проведения этого форума – популяризация Очакова как культурного и исторического центра, – говорит князь Андрей Горчаков. – Ведь Очаков привлекателен не только морем. Здесь есть интереснейший и очень познавательный  историко-культурный заповедник, замечательный военно-исторический музей имени Суворова, уникальный музей маринистической живописи имени уроженца Очакова художника Судковского. Форум не случайно назван «Очаковским ренессансом» – этот древний город, возраст которого насчитывает более двух тысяч лет, в настоящее время переживает период своего возрождения. По крайней мере, передовая очаковская общественность и я делаем для этого все возможное!

Ответственность
- Очень рано я уяснил для себя, что принадлежность  к дворянскому роду – это, прежде всего, ответственность, – говорит молодой князь. –Может быть, именно поэтому я всегда отличался от своих сверстников – меня не интересовали компьютерные игры, ни разу в жизни я не был в ночном клубе. Есть вещи, которые я никогда не смогу себе позволить, например, есть  с газеты. Быть представителем древнего рода – это не просто. Дворянин двадцать первого века должен понимать, что его положение отличается от положения дворянина, скажем, девятнадцатого века, когда аристократия могла вести себя, как ей вздумается. Сегодня обладатели дворянского титула обязательно должны быть полезны. Вспомните, за что во времена Петра 1 жаловали дворянства? За заслуги перед отчизной! Именно поэтому в наше время, когда дворянство стало чем-то из области архаики, ее современные представители должны служить примером для своих сограждан, олицетворяя христианскую добродетель и высокий интеллектуальный уровень.  Если мы будем вести себя иначе, общество усомниться в нас и тогда существование дворянства утратит смысл, а это лишит людей возможности черпать из недр истории  многообразие нашей культуры.

Публикацию прочитали

Количество просмотров: 8491
delete
Василий Терёхин, свободный журналист "ХайВей"

Теги

Для того, чтобы оценить статью, Вас необходимо войти в систему
Право оценивать рецензии на ХайВей можно получить от редакции сайта по рекомендации одного из журналистов ХайВей
Рекомендаций: +0
Всего комментариев: 7, Всего рецензий: 0
Укажите свой e-mail адрес, если Вы хотите получать комментарии к этому материалу
Подписаться

Для того, чтобы опубликовать сообщение в этой теме, Вам нужно ввойти в систему.

Рецензии

Комментарии

Гость
Брехун, еще тот!!!!!!!!!!!!!
12:26 12/04/11
Гость
Лжец и сцикло.
Короче не мужик а девка какая-то.
20:13 19/04/11
Гость
Ты выбрался из грязи в князи, но быстро князем становясь… Не позабудь, чтобы не сглазить…, не вечны князи — вечна грязь…
14:13 06/07/11
Гость
Это удивительное чмо...
О ком пойдет речь в публикации, очаковский читатель догадается сам. Для других почитателей печатного слова важен сам факт, «имевший место» и расстановка акцентов, без озвучивания имен.
Обе Очаковские газеты за последнюю неделю апреля полны многословных возлияний благодарности к некоему устроителю юбилейных мероприятий по случаю празднования 160-летия со дня рождения Р.Г. Судковского. Если бы не мое личное участие в событиях, я бы пребывал в заблуждении, как и подавляющее большинство очаковцев и гостей города, что написанное в газетах, правда. Но парадокс в том, что те, кто писал торжественные репортажи в местной прессе, признают, что не верят в их правдивость, так как репортажи … были заранее заказаны и оплачены заказчиком, о котором речь пойдет ниже.

20 апреля 2010 г. мне довелось побывать в Очакове. Город отмечал 160-летие со дня рождения художника Руфина Судковского. Для провинциального Очакова - событие из ряда вон выходящее. Такие юбилеи не каждый день случаются и уж тем паче, люди, которым они посвящаются, рождаются еще реже. Такими титанами духа, как Судковский, не могут похвастать даже целые страны, не то, что города. А для Очакова – это настоящее и пока единственное столь масштабное явление. В Актовом зале городского совета присутствовала вся местная интеллигенция, представители власти и гости города. Я был, без преувеличения, приятно удивлен и взволнован, когда присутствующим представили потомка известного всем художника - Владимира Руфиновича Лагранжа – праправнука, который приехал на юбилей прославленного родственника со своим внуком и супругой. Внешнее сходство между потомком и предком было просто потрясающим! Особенно это подчеркивалось на фоне гипсового портрета, стоящего рядом с трибуной, когда гостю предоставили слово. Его искренние слова, обращенные в зал: «Я Вас буду называть друзьями…» вызвали, по-другому не скажешь, настоящий живой отклик. Отвыкли у нас от простых слов, сказанных от души. Владимир Руфинович говорил просто, образно, по-домашнему доверительно и непривычно грамматически правильно. От такой речи мы уже давно отвыкли. И все (как мне показалось) постарались забыть спич ведущего, слышанный ранее. Тот какими-то суконными заученными фразами, сконфуженно путаясь в именах-отчествах, датах и названиях доложил присутствующим о гении Судковского, скучно обрисовав его творческий путь и богатое наследие. Потом были чествования, как водится в таких случаях, обмен подарками и один пресный доклад, щедро пересыпанный междометиями.
Среди многих выступающих я сразу приметил именно окладистого докладчика, того самого, что налегал на специфические слова, пытаясь, таким образом, оформить выражение чувств. Сидел он не в зале, а в президиуме, что указывало на привилегированное положение. Я стал за ним наблюдать в разных ситуациях, вконец заинтересовавшись им всецело. Такой себе молодой человек в престранного покроя длиннополом сюртуке и неестественной осанкой. Для утоления своего любопытства я задавал вопросы принимающей стороне и случайным собеседникам. Даже пару раз я как бы нечаянно заговорил с ним. Титулованный не по годам юноша оказался удивительно косноязычным с непомерной амбицией на красноречие. Напрямую спросить, какое учебное заведение он заканчивал, признаться, я спасовал (а вдруг окажется, что «академиев не кончал» или, чего доброго, что-то астрологическое, как сейчас модно?) Неожиданно выяснилось, что он – культуролог и эзотерик (так и хочется сказать, почти конь и трепетная лань, при полном отсутствии внешнего сходства с первым и вторым). По убеждению, призванию, образованию или роду деятельности? – осталось неизвестным. Я все время силился понять, в чем состоит его роль в организации торжеств, так как в отдельных уловленных намеках лиц, его сопровождающих, подразумевалось его самоличное участие буквально во всем. В воздухе только шелестело: - Кто прием гостей обеспечил? Как это – кто? Он! - Ах, Альбом – прелесть! Кто автор? Как это – кто? Там же четко написано – Кто! Он! – А открыточки-то, открыточки какие! И как много! Это ж надо! Какой вкус у него! -Кто автор плодотворной идеи? Он! Все – он и - один! А Он сосредоточенно хмурил брови и значительно молчал. Сравнение с Карабасом-Барабасом напрашивалось само по себе…
Иронично-патетический вопрос подгулявшего коллеги на банкете: «Кто же это великолепие подготовил?», остался без ответа, и лишь снисходительный кивок крепкими щеками неподвижно сидящего заезжего мецената, когда кто-то выкрикнул невпопад: «Да это ж ОН, кто еще?», подтвердил мои крепнущие подозрения. Потом из местных газет выяснилось, что и в самом деле, во всем его и только его заслуга. Мы вообще все узнаем из газет. Но пока я этого еще не знал, и любопытство из тлеющей искры разгоралось до пламени небольшой форсунки. По мере утоления его, постепенно складывалась такая вот картина.
Последний год Очаковский музей жил единственной и пламенной идеей – достойно отметить столь значительную дату. Денег на материализацию идеи не предвиделось, но от самого замысла работники музея (всего три активных штыка!) отказываться решительно не желали. Искали спонсоров везде, деньги собирали буквально по копейке.
Идея пригласить в гости московских гостей все годы жила в музее, но ее воплощению не способствовало финансовое положение заведения. Вынашивался план издания комплектов открыток, буклетов, каталогов и даже художественного альбома. Все необходимые полностью подготовленные материалы только ждали своего часа и… денег. И вот однажды на пороге возник Он. Заезжий гость (о ком идет речь, Вы, наверное, догадались), деловито предложил взять на себя предстоящие расходы по приему гостей и даже издать искусствоведческую литературу. Это должно было придать чествованию прославленного очаковца большей значимости. Понимая, что предложенный проект поднимет престиж музея, и некоторые научные наработки сотрудников будут, наконец, обнародованы, предложение было принято. Вообще, оба предложения были приняты с восторгом и благодарностью к неожиданному меценату (так он просил его величать, говоря о своем скромном вкладе в поддержку искусства). С огромным облегчением музейщики вздохнули и окунулись в хлопоты.
В положенный срок заказчику был передан полноценный искусствоведческий материал, послуживший основой представленного гостям альбома «Українська художня спадщина Р.Г. Судковського». И к своему удивлению, вертевшему в руках и внимательно разглядывавшему альбом, в нем я не нашел упоминания об авторах текстовой части. Они, так сказать, нечаянно выпали из обоймы. На обложке альбома автор, и опять - один. Он, любимый. Подлинные творцы художественного текста и хранители фондов только растерянно листали красочный фолиант, переглядываясь и перешептываясь. Я внимательно прислушивался, хотя это, признаюсь, и некрасиво. В самом альбоме были представлены репродукции картин Судковского, находящихся в музеях Украины. О том, как были получены их цифровые копии, какие долгие и не всегда простые переговоры предшествовали успеху, я узнал из обрывков фраз, а потом уже и полную историю от одной из сотрудниц, заклинавшей не упоминать ее имени. Но «Автор-составитель» об этом знал же, знал, но не проронил ни слова на презентации и не упомянул в альбоме. Там же в альбоме оказались невесть как попавшие в руки «Автора-составителя» эксклюзивные фотографии Судковского, ревностно оберегаемые сотрудницами музея от постороннего взгляда и хранящиеся на жестком диске компьютера для включения в готовящийся биографический очерк о художнике… А альбом-то и вправду весьма хорош, выполнен на высоком художественном и полиграфическом уровне. Но это – согласитесь, всего лишь заслуга дизайнеров, так сказать, форма. А музею за все труды – один экземпляр альбома в подарок! Аристократически щедро, правда?
Но это будет потом, а пока музей деловито готовился к приему гостей. Уровень их обслуживания потребовал увеличенной против ожидания финансовой поддержки. В общем-то, создание максимально комфортных условия для проживания москвичей заранее входило в планы устроителей. Рассуждали просто: приедут люди пожилые, с дальней дороги, по настоятельному приглашению. Кто ж рискнет упасть в грязь лицом при таких условиях? Затраты обещали стать дороже стоимости проездных билетов в два конца, обещанных нашим общим знакомым. Потребовались дополнительные средства. Но практически все имеющиеся деньги были потрачены.
Идти по второму кругу, беспокоя своими проблемами недавних спонсоров, не хотелось. Решили обратиться к своему благодетелю, тактично напомнить ему о его же обещании.
Что было дальше, рассказала, не сдерживая негодования, еще одна сотрудница музея, внезапно разоткровенничавшаяся с малознакомым молодым человеком, то есть, со мной:
«Со своей проблемой обратились к нему…Откровенно зевая и смачно отрыгивая в трубку, только пожурил за неуместную тревогу и скорбно пожаловался на загруженность общественной работой … презентациями … проектами … и участиями … Кроме всего, от своего обещания финансировать прием гостей отказался. Только проезд и то – в плацкарте и то - в один конец, и то - двух пассажиров. Представляете наше состояние?»
Как же, вполне можно понять. Особенно, если такое происходит не с тобой.
На второй день после официального приема и потрясающего банкета, подготовленного одной местной милой дамой, мы небольшой компанией коротали время в кафе вместе с Лангранжами (оба, к слову, милые люди и превосходные собеседники) и несколькими местными спонсорами в ожидании хорошей погоды. По плану предстояла морская прогулка. Слово за слово, разговорился с одним молодым человеком, как оказалось, принимавшим реальное участие в организации мероприятия. Имея разгоряченное любопытство, свел разговор на больную тему. Мой визави снисходительно рассмеялся на мое невежество и рассказал: «Незадолго до праздника, сотрудницы музея в полном замешательстве и панике обратились ко мне с просьбой о помощи, так как некто, именуемый себя меценатом, выдвинул ряд дополнительных условий. И одним из них было - размещение его портрета в холле музея, рядом с бронзовым бюстом художника… иначе денег на обратный проезд гостям не выделит. Сумма не ахти, какая большая, но для музея – деньги немалые. Для себя принял определенное решение, а девочкам посоветовал: мягко, осторожно, но твердо и недвусмысленно объяснить шантажисту, что такое соседство не может состояться даже ценой его отказа от обещанного финансирования. Не знаю, что они ему говорили, но как видите – в холле один только Судковский и обратные билеты (купе, заметьте) гостям при всех торжественно вручены».
Но вознаграждать незваного благодетеля вымученным Почетным дипломом за неведомые заслуги – музею пришлось, несмотря на активный протест музейных работниц. Было вручение, и был сдержанный прием оказанной чести. Было - видел. Но еще не понимал, что почем.
Рассуждая на исходе третьего дня над всем увиденным и услышанным, поразился пришедшей на ум метафоре, бытующей где-то в Европе, а ожившей прямо под носом: таскает наш друг каштаны из огня чужими руками! И еще как успешно это делает! Ай, да ловко вот обставил дело с художественным альбомом! Ловко скинул бремя транспортных расходов на чужие карманы! И неплохо озаботил легковерных музейных сотрудниц обустройством быта приглашенным гостям! И банкетом гости довольны, удался ведь на славу, не так ли? Но с портретом чуть-чуть не срослось. Чуть-чуть - не считается. В другой раз получится!
Перед отъездом зашел в библиотеку. Просто так. Зашел и - охнул. Ба! Знакомые все лица! На лестничной площадке меня встретило уже знакомое доброе, широкое, открытое лицо с могучей шеей. Я остановился и еще раз вчитался в перечень заслуг молодого человека перед Отечеством. Странно, но его подвижническое служение Родине, его старания, оценили какие-то заморские капитулы с вручением своих орденов; орденов, о которых, простите за темноту, я и не слышал.
Но самое поражающее воображение зрелище ожидало в читальном зале. Прямо с порога я встретился взглядом со ставшим почти родным лицом примерно в натуральную величину. Строго и величественно он взирал на меня обрамленный из дальнего угла, в котором по православному обычаю вешают икону. Под портретом были заботливо разложены его тоненькие книжечки, скорее напоминающие рекламные проспекты торговцев москательным товаром навынос. Поинтересовался. Полистал. Оказывается, он еще и поэт, пишущий Оды (!) пятистопным ямбом без рифмы! Точнее, она есть, но ее не видно, она где-то глубоко внутри стиха. Тонко чувствующий эстет, - подумал ревниво. Я не литературный критик и оцениваю прочитанное по простому принципу: нравится – не нравится. Почитал. Заскучал, помнится, даже зубы свело. Я огляделся: ни единого портрета писателей или даже поэтов на стенах, как это традиционно принято в таких залах, только библиотекарша у стола, застывшая с молитвенно сложенными на груди руками. Решил расспросить о феномене у заведующей. Заглянул к ней в кабинет и оторопел … опять Он! Наваждение какое-то! Чем же Он так приглянулся библиотеке? Чем же Он так облагодетельствовал ее, кроме своих портретов?
После короткого разговора с любезной, но очень строгой хозяйкой кабинета, стал понемногу приходить в себя. Запомнил кое-какие ключевые слова, которые очень пригодились впоследствии.
Окончательно прозрел, когда зашел на сайты и внимательно изучил:
• ВСЕУКРАИНСКАЯ АССОЦИАЦИЯ АСТРОЛОГОВ
• АСТРО-ДОЗОР. ФОРУМ НА ОКУЛУС
• АРХІВ ЗАХОДІВ (ЦРБ ОЧАКОВ).
Долго сидел потом, горестно подперев голову руками, и размышлял. О чем? Уже не важно. Осталась только обида «за державу».
Воздержусь от положенного по жанру морализаторства.
Обычно эпиграфами предваряют литературное произведение.
Мне же хочется закончить свой рассказ бессмертными словами двух классиков:
«Уж сколько раз твердили миру…»
«Над кем смеетесь?»
Даже для тех, кто не пожелает обратиться к услугам всемирной паутины, эти две цитаты укажут на причинно-следственную связь, объясняющую появление этой самой одиозной фигуры в нашем повествовании и, упаси Бог, на Вашем горизонте.


Влад Никешин
06:00 08/07/11
Гость
в теги, кроме "князи", нужно еще добавить "мания величия", "грязь", "обманщик" и "вымогатель"
16:20 23/07/11
Гость
кто-то задумался, откуда человек ни дня в своей жизни не работавший, берет деньги на так называемое меценатство???
16:22 23/07/11
Гость
.......... спасибо за статью...)))
не могу сказать что имею честь быть знакома с этим "меценатом"...но знакома... дороги жизни нас пересекли.... и с гарантированной уверенностью могу Вас заверить "академиев "он точно не кончал)))
его вытурили из семинарии за очень нечистоплотные поступки...
очень плохо, что многие его собеседники не знают на самом деле с кем они имеют дело...
16:17 23/07/11

Live

............

6 час. назад

ivp_paster рекомендует материал \"Принцесо зачаровна, не бійся...\"

6 час. назад

ivp_paster рекомендует материал Ректор НМАУ віддав премії студентам!

.........

14 час. назад

viktor trigub публикует статью Планетарний бас Анатолій Кочерга отримав звання Почесного професора НМАУ

...

15 час. назад

Влочега рекомендует материал Ректор НМАУ віддав премії студентам!

15 час. назад

Влочега рекомендует материал Реальнiсть....

15 час. назад

Влочега рекомендует материал Рiзноманiття осенi

15 час. назад

Влочега рекомендует материал Украiна i я.....

15 час. назад

Влочега рекомендует материал ВТОМЛЕНИЙ ДЕНЬ...

15 час. назад

Влочега рекомендует материал \"Принцесо зачаровна, не бійся...\"

...

17 час. назад

Горбатюк Микола публикует статью Мої передвиборчі обіцянки на уявних \"Біг-мордах\":

18 час. назад

Алекс Скиталец рекомендует материал \"Принцесо зачаровна, не бійся...\"

20 час. назад

viktor trigub публикует статью Ректор НМАУ віддав премії студентам!

...

1 дн. назад

Вікторія Івченко публикует статью \"Принцесо зачаровна, не бійся...\"