О проекте ХайВей

Публикуйте на ХайВей свои статьи, фото, видео.

Получайте рецензии и комментарии от сообщества ХайВей на свои публикации.

Зарабатывайте деньги на публикациях.

Общайтесь с интересными людьми.

Культура  13 июня 2008 12:01:34

DEEP: театральный эксперимент в Луганске

Театральная студия DEEP создана не так давно, и на её счету всего три спектакля. Но она уже стала обладателем Гран-при ІІ Всеукраинского открытого детско-молодежного театрального фестиваля аматорских коллективов «ЛіхтArt» в г. Ровно, получила медаль «Серебряная стрела» ІІ степени на московском фестивале фантастики, прекрасно выступила в прошлом году на антиспидовском фестивале «Червона стрiчка» в Харькове. Если охарактеризовать творчество молодых театралов одним словом, наверное, это будет – непохожесть... Но лучше всего о своём детище расскажет его создатель – молодой преподаватель кафедры театрального искусства ЛГИКИ Александр Баркар.

Мы сидим в пустом актовом зале института, где обычно проходят его спектакли, и беседуем – о жизни режиссёра студенческого театра, о творческих принципах и просто о Театре.

«Каждый человек зависим - вне зависимости от того, хочет он этого или не хочет»

- Александр, как родилась Ваша театральная студия? Как появилась идея?

- Достаточно давно, ещё в то время, когда я учился в колледже культуры и искусств. Хотелось сделать что-то такое, что не было бы похоже на всё остальное, что делается в городе. Постепенно моя идея начала осуществляться. Когда я работал в Украинском театре, со мной решили поработать две студентки 4-го курса актёрского отделения колледжа. Мы поставили первый наш спектакль, который назывался «Табу». На него пришло 7 человек, и никто его не понял. Потом я пришёл преподавать в институт культуры и искусств, и здесь уже собралась инициативная группа студентов, и всё встало на какие-то рельсы, уже не подпольные, а, скажем так, полуподпольные. И сейчас так же работаем.

- О чём спектакль «Табу»?

- Это спектакль о том, как тяжело человеку оставаться в этом мире самим собой, и о том, чем приходится платить за право быть не таким, как все. На то время для меня эта тема была очень актуальна. Форма избрана необычная: в пьесе трое действующих лиц – два парня и девушка, но в постановке парней играют девушки, а девушку играет молодой человек. То есть они меняются местами, и каждому из исполнителей приходится каким-то образом проникать в глубины психологии противоположного пола.

- А второй спектакль?

- Второй спектакль, «Музон» - о зависимости. Зависимости человека вообще, хотя вершиной этого айсберга, конечно, является зависимость наркотическая. Давно хотелось сделать спектакль о наркотической зависимости, но когда я начал работать над этим материалом, я понял, что это мелко, это не будет отличаться от множества других спектаклей и фильмов, которые я видел. Поэтому роль наркотика в этом спектакле играет музыка. И люди, слушая музыку, получают экстатическое удовольствие, а отсутствие этой музыки вызывает негативные ощущения, наподобие ломки. Но спектакль более глобален, он о зависимости в целом, о зависимости людей друг от друга, от увлечений, хобби и всего остального. Я хотел дать понять, что каждый человек зависим - вне зависимости от того, хочет он этого или не хочет. И если у человека это забрать, он будет испытывать негативные эмоции, иногда сопоставимые с теми, которые испытывает наркоман при ломке.

- То есть это нормально для человека?

- Естественно. Зависеть – это совершенно нормально.

Искусство быть вместе

- По поводу третьего спектакля «Искусство быть вместе»... Мужчины и женщины, по-Вашему, это разные существа, или они просто люди, которые могут договориться, понять друг друга?

- Это два совершенно разных вида, живущие в симбиозе, и, грубо говоря, имеющие определённую выгоду от общения друг с другом. Но по всем своим психологическим факторам, по всем своим логическим схемам, это два совершенно разных вида. Они внешне могут быть похожи, но это всё равно, что, предположим, цветок розы и цветок пиона. И то, и другое - цветы, но у них разный запах, и выглядят они совершенно по-разному.

- А как возникла идея поставить такой спектакль – соединить рассказы Лукьяненко, Каганова, других фантастов в одну целостную театральную повесть о любви?

- Он был придуман буквально минут за шесть. Я познакомился с одним человеком, и вдруг каким-то образом у меня всё это сложилось в голове, я увидел, как это выглядит – как картинка. И потом оставалось только поставить спектакль.

Очень хотелось рассказать о том, какая бывает любовь. Что люди делают ради того, чтобы любить, на что они идут, чем жертвуют. Причём хотелось дать зрителю и порадоватся, и посмеяться, и поплакать - в общем, получить максимальный спектр эмоций. Ведь в спектакле шесть разных жанров, даже шесть различных театральных стилистик, то есть он, по сути, эклектичен. Стараюсь следовать своему правилу: нужно пытаться максимально отойти от предыдущей работы в следующей.

- Очень органично подобраны эти шесть рассказов.

- Они органично выглядят потому, что они композиционно выстроены. То есть один рассказ даёт пищу для восприятия следующего. Меня в своё время очень смешило, когда говорили, что тот рассказ был лучше, а этот хуже. На самом деле, они не могут быть хуже или лучше, это единый спектакль. В нём всё – неотъемлемые части. То, что там шесть рассказов, не делает их шестью разными спектаклями. Там композиция достаточно чёткая, выстроенная, ведущая к определённой цели и несущая определённую мысль. Главное – смотреть внимательно.

- Рассказ «Искусство быть вместе», который в середине, Вы сами написали?

- Это написала Юля, моя подруга из Москвы, у неё никнейм Сorwin в сети. Она написала маленький рассказик, в нём было предложений 12, но он очень сильно меня зацепил, и я сказал: “Сorwin, распиши его объём, просто сделай его больше, чтобы я мог его поставить”. Она пообещала это сделать. Потом очень долго тянула с этим, потом написала, но я почувствовал, что в спектакль это нельзя вставлять. Я ей объяснил, как мне нужно. Она попыталась ещё раз, но без особого успеха. Тогда я плюнул, сел и расписал этот рассказ сам. Прислал ей на одобрение, она одобрила и, в конечном итоге, рассказ имеет такую форму, как он стоит в спектакле.

Я и сам немного пишу. Тот же «Табу» и «Музон» я сам написал.

- А пьесы других авторов не рассматриваете?

Почему, рассматриваем. Но наша современная драматургия... не то, чтобы бедная, но, скажем так, это тот материал, который достаточно редко вписывается в мои режиссёрские искания. Мне он кажется либо чересчур заумным, замороченным, когда автор иногда сам толком не знает, что он хотел сказать, либо примитивным, чернушным, порнушным. Сейчас такое сплошь и рядом.

- Хочу задать вопрос, скорее, как автор женского сайта... В чём, по-Вашему, секрет искусства быть вместе?

- Я об этом попытался сказать в последней части спектакля – «Человек, который многого не умел». Чтобы быть вместе, нужно от чего-то отказаться. Чаще всего приходится отказываться от самого дорогого.

- Отказываться должен мужчина или женщина?

- Тот, кто решает, что ему нужно быть вместе с этим человеком.

Я одно могу сказать: этот спектакль я ставил в память о своей любви. «Реквием», который стоит в его кульминационной части, - это как раз то, что происходило в моей жизни. И, как тому человеку, который многого не умел, мне пришлось делать выбор. Но я выбрал другую сторону. Я выбрал умение зажигать звёзды – в моём случае это театр. Хотя, может быть... Но жалеть о том, что ты сделал, вообще глупо. Да, можно было выбрать другой путь, но я сомневаюсь, что, если я откажусь от театра, буду счастлив с кем бы то ни было. Я пока не могу представить себе такого в моей жизни.

«Режиссёр – профессия слегка самоубийственная»

- Как вы существуете, кто вас поддерживает?

- Никто.

- Работаете на общественных началах, и Вы, и студенты?

- Да, если честно, никто особо не мешает, но никто и не поддерживает. То есть такое понятие, как финансирование, отсутствует в принципе. Нет ни помещения, ни каких-то определённых часов, театр даже нигде толком не задокументирован в анналах института. Постоянного состава тоже нет... Но при этом театру всё это не нужно. Инвестирование не помешало бы, конечно, но суть театра от этого не изменится. Как говорил Немирович-Данченко, можно выстроить огромное здание, нанять лучших костюмеров, гримёров, сделать потрясающие декорации, но это не будет театром. А выйдут на площадь три актёра, постелят коврик и начнут играть – и это будет театр.

- Вы говорили, что хотели создать что-то такое, чего не было ещё в луганских театрах, можете это охарактеризовать?

- Каждый художник должен искать свой почерк. Для того, чтобы отвечать на такие вопросы, я в своё время придумал характеристику... к примеру, у режиссёра спрашивают: «О чём ты поставил спектакль?» И ты думаешь, о чём же ты поставил спектакль. Приходится вырабатывать определённые ответы, которые являются исчерпывающими. Так вот, стилистика моего театра, если это можно так громко назвать, - это театральный импрессионизм. То есть – большое видится на расстоянии, и тому подобное.

То, что делается в театрах города Луганска, - это интересно, это в некоторых моментах оригинально, это профессионально. Но я, как уважающий себя художник, во-первых, не имею права повторяться и кого-либо копировать. И, во-вторых, это не моё. А для того, чтобы найти своё, нужно потратить много времени и сил. Вот я их и трачу, чтобы найти себя. Ищу в одной ипостаси, в другой, в третьей... И мне нравится этим заниматься. По крайней мере, в этих поисках я прихожу к интересным результатам.

- Как преподаватель, чему Вы хотите научить студентов, и в чём видите задачу театра?

- Театр должен заставлять думать. Дело в том, что современные люди, особенно молодёжь, вообще не привыкли использовать мозг. Причём, в моём понимании, именно заставлять. Потому что упросить, умолить зрителя уже невозможно. Он придёт, вежливо посмотрит, вежливо похлопает в финале и разойдётся. И ничего не почувствует, и ничего не вынесет. И поэтому нужно ломать этот барьер снобизма, равнодушия, аморфности. Для этого и существует театр, потому что другого пути сейчас, на мой взгляд, нет.

Телевидение не выдерживает никакой критики. Есть ещё литература, но литература – такая штука... заставить читать очень сложно. И если человек не любит читать, эту любовь ему уже невозможно привить.

- Как часто у вас проходят репетиции?

- Как получится. Могут проходить три раза в неделю, а иногда ни разу в неделю не встречаемся. Мы имеем дело с учебным процессом, и приходится под него подстраиваться. У нас нет обязаловки, кроме некоторых моментов, когда, например, идут генеральные репетиции. Там, естественнно, должны быть все. А в остальное время у нас достаточно плавающий график, мы собираемся, когда я могу и когда могут студенты, с которыми я работаю. Конечно, с точки зрения профессионального театра, это неправильно, но такая стихийность – может быть, и к лучшему.

- Можете рассказать какие-то моменты из постановок, что-нибудь интересное, запоминающееся из истории театра?

- Не знаю. На самом деле слишком смело то, чем я занимаюсь, называть театром...

- А как его называть?

- Это студия, это студийная работа. Для того, чтобы подняться на уровень театра, нужно иметь, как минимум, труппу, репертуар. А пока это экспериментальная студия, в которой идёт определённый поиск. Причём чаще всего это происходит как такие вот вспышки в голове, озарения. То есть мы репетируем, репетируем, потом – раз, и пришла в голову какая-то идея, и определённый кусок просто выстроился...

Не могу рассказать ничего смешного. Вот, к примеру, знаете, есть такое понятие «театральные байки»? Когда кто-то что-то там не так сделал, или забыл, или ещё что-то... Вот почему-то в нашей работе такого не случалось. По крайней мере, я не могу вспомнить. Мы приходим на репетицию и работаем. Конечно, и смеёмся, и шутим, но таких случаев, которые бы...

- Не смешных, просто интересных.

- Таких моментов было много. К примеру, когда я делал «Музон», через этот спектакль, в котором трое действующих лиц, прошли, наверное, человек 30 или 40. Многие студенты пробовали себя в этом спектакле, но в какой-то момент что-то происходило, и они уходили. Не знаю, не выдерживали работы или моего отношения...

- Вы жёсткий человек в работе?

- Да, достаточно жёсткий. Я сам люблю и пошутить, и посмеяться, но работа есть работа. И если шутки и смех имеют отношение к работе, дают пищу для того, чтобы было придумано что-то новое, тогда да. А если это не по делу, я это пресекаю. И вообще, многие вещи достаточно жёстко делаю. К примеру, я требую не опаздывать на репетиции, или ещё что-то, что не у всех вызывает понимание. Из-за этого возникают конфликты, люди приходят и уходят, идёт постоянная ротация коллектива. Последний спектакль я вообще делал с кафедрой хореографии - там только одна девчонка из актёрского отделения, все остальные с кафедры хореографии. И уже притчей во языцех в институте стало: «Господи, почему Баркар работает с хореографами, почему он не возьмёт актёров и не облегчит себе жизнь?» Но работать со студентами-актёрами не легче, а гораздо сложнее. Потому что у них ещё не сформированы многие навыки, необходимые творческому человеку, и достаточно высокий уровень апломба, мнения о себе. Если потребовать от них выполнения какой-то режиссёрской задачи, иногда это натыкается на достаточно жёсткое отторжение. У меня нет времени заниматься психологией или психотерапией, и поэтому приходится действовать иногда даже грубо по отношению к людям, чтобы добиться результатов. Со студентами кафедры хореографии всё проще. Они привыкли к тому, что их просят – они делают. Не возникает лишних вопросов, лишних разговоров, убеждений, копания во внутреннем мире и во всём остальном.

- Они просто такие люди, или это зависит от рода искусства?

- Это профессиональный навык. Чаще всего происходит как? Им преподаватель что-то показал – они повторили. Их преподаватель попросил сделать – они сделали. У актёров преподавание поставлено немного иначе, они предпочитают много думать на тему того, как это сделать. А в работе это чаще всего мешает. Чем больше актёр думает о том, как это сделать, тем меньше у него шансов сделать это хорошо.

- А что даёт студентам участие в театральной студии?

- Это у них надо спросить... Мне кажется, как преподавателю, что он даёт им профессиональные навыки, даёт возможность раскрепоститься, увидеть мир под другим ракурсом, попробовать себя в какой-то новой ипостаси.

- Молодёжный театр, студенческий – чем он отличается от театров профессиональных?

- Отличается в корне - своей душой, добротой, откровенностью. Потому что профессиональный театр, репертуарный театр – хочешь ты того или нет – это производство. Производство продукта, продукт – спектакль. Как показывает практика, творчество не может быть продуктом, оно не может ставиться на поток. И чаще всего режиссёрам профессиональных театров приходится играть в поддавки с самим собой. Два спектакля для коньюнктуры – один для себя. Но когда ты привыкаешь играть в эту игру, чаще всего ты уже не можешь отличить коньюнктуру от того, что ты делаешь для себя.

Режиссёр – это профессия слегка самоубийственная. В чём? В том, что свою деградацию заметить практически невозможно. Тебе о ней никто не скажет, особенно если ты уже заработал определённое имя. Потому что тебя в обществе уже привыкли хвалить. Ты живёшь, живёшь, ставишь что-то, а потом в определённый момент у тебя вдруг глаза открываются, и ты понимаешь, что за определённый промежуток времени ты ничего нового не сделал. И вот тогда становится страшно. Но в этот момент может быть уже поздно. И в каждой новой постановке хороший, профессиональный, творческий режиссёр – по моему мнению, я, конечно же, могу ошибаться – но я предпочитаю думать своей головой.

Я считаю, что режиссёр в каждой новой работе должен стараться максимально отойти от предыдущей. Чем дальше он от неё отойдёт, тем больше для него шансов остаться творческим человеком. Есть, конечно, театральная стилистика, в которой работает коллектив. Но если ты копируешь её из спектакля в спектакль, это может превратиться, и чаще всего превращается, в мёртвую, закрепощённую форму, не несущую совершенно никаких эмоций, чувств и мыслей. Просто повторяющуся из раза в раз, и всё.

- Что Вы думаете поставить в будущем?

- Сейчас в разработке три спектакля. Какие – говорить не буду. То есть у меня есть конкретная схема одного спектакля, который я знаю, как делать, знаю общую концепцию, у меня к нему готово мизансценирование, оформление, звук и тому подобное. Нет только актёров, которые бы это играли. Другой спектакль... там есть определённая схема, режиссёрский ход, который я придумал, я знаю, как это всё будет выглядеть. Но он более сложный, и он ещё не настолько оформлен в голове, как мне хотелось бы. Третий спектакль существует пока только на бумаге, и тоже в рамках режиссёрской схемы.

- Вы хотите и в будущем заниматься студией?

- Естественно. У меня другого выхода нет. Я больше в жизни ничего не умею. Если я не буду этим заниматься, мне заниматься будет нечем. То есть, понятное дело, преподавание и тому подобное. Но у каждого человека должна быть какая-то миссия, что ли. Он должен понимать, что живёт не просто так, а зачем-то, с какой-то целью. Я живу с той целью, чтобы заниматься театром. Если у меня это сейчас отнять, у меня не будет, зачем жить дальше. Поэтому я буду им заниматься, куда ж я денусь.

Как всё будет дальше – только Бог знает, посмотрим. Будем надеяться, что с Божьей помощью что-то получится.

Публикацию прочитали

Количество просмотров: 3021
delete
Світлана Дзюба
Світлана Дзюба, Луганск, свободный журналист "ХайВей"

Теги

Для того, чтобы оценить статью, Вас необходимо войти в систему
Право оценивать рецензии на ХайВей можно получить от редакции сайта по рекомендации одного из журналистов ХайВей
Рекомендаций: +1
Всего комментариев: 2, Всего рецензий: 1
Укажите свой e-mail адрес, если Вы хотите получать комментарии к этому материалу
Подписаться

Для того, чтобы опубликовать сообщение в этой теме, Вам нужно ввойти в систему.

Рецензии

17:29 25/06/08
Журналистское мастерство
Язык и стиль
Форма подачи
Общее впечатление

Комментарии

Наталия
Очень интересная статья.Видно, что написана человеком любящим и понимающим театр и теаральный мир.
15:34 13/06/08
Рекомендує цей матеріалЧому? Прочтите работу талантливого журналиста.
17:28 25/06/08

Live

............

5 час. назад

ivp_paster рекомендует материал \"Принцесо зачаровна, не бійся...\"

5 час. назад

ivp_paster рекомендует материал Ректор НМАУ віддав премії студентам!

.........

12 час. назад

viktor trigub публикует статью Планетарний бас Анатолій Кочерга отримав звання Почесного професора НМАУ

...

13 час. назад

Влочега рекомендует материал Ректор НМАУ віддав премії студентам!

13 час. назад

Влочега рекомендует материал Реальнiсть....

13 час. назад

Влочега рекомендует материал Рiзноманiття осенi

13 час. назад

Влочега рекомендует материал Украiна i я.....

14 час. назад

Влочега рекомендует материал ВТОМЛЕНИЙ ДЕНЬ...

14 час. назад

Влочега рекомендует материал \"Принцесо зачаровна, не бійся...\"

...

16 час. назад

Горбатюк Микола публикует статью Мої передвиборчі обіцянки на уявних \"Біг-мордах\":

17 час. назад

Алекс Скиталец рекомендует материал \"Принцесо зачаровна, не бійся...\"

18 час. назад

viktor trigub публикует статью Ректор НМАУ віддав премії студентам!

...

1 дн. назад

Вікторія Івченко публикует статью \"Принцесо зачаровна, не бійся...\"